Сегодня и вчера
Кабинет господина Ле Брюна

Гравюра Луи-Клода Ле Грана по картине Томайса Вийка Thomas Wyck (1616 – 1677)
около 1700 г

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Психология философского творчества — совершенно неисследованная область


Ойзерман Теодор Ильич. Проблемы историко-философской науки. – М., 1969

Истолкование интуиции как непосредственного усмотрения истины, которого придерживаются и рационалисты XVII в. и иррационалисты-интуитивисты, очевидно, совершенно несостоятельно, так как история естествознания и философии дает необозримое множество примеров ошибочных интуиций. «Надежда на так называемую интуицию слишком часто вводила в заблуждение»,— правильно замечает Г. Рейхекбах. М, Бунге в своем содержательном исследовании «Наука и интуиция», подвергнув убедительной критике идеалистические концепции интуиции, конкретно рассматривает далее различные виды интуиции, проявляю-щиеся в чувственном восприятии, воображении, «ускоренном умозаключении», оценке и т, д. Ученый осуждает идеалистический культ интуиции, правильно выступая как против переоценки, так и против недооценки этого вида познания, которому наука обязана не только великими открытиями, но и многочисленными заблуждениями. Нельзя не согласиться с выводом М, Бунге: «Разнообразные формы интуиции имеют сходство с другими формами познания и рассуждения в том, что их надо контролироватъ, если хотят, чтобы они были полезны, Плодотворна интеллектуальная интуиция, стоящая между чувственной интуицией и чистым разумом. Однако представленная самой себе, она остается бесплодной» .

Итак, нет ничего обманчивее убеждения в том, что интуиция никогда не обманывает. Эту истину косвенно признают и сами интуитивисты, так как каждый из них убежден в том, что именно он в отличие от других философов (в том числе и интуитивистов) монопольно владеет интуитивно постигнутой истиной, Утверждение, что интуиция является специфическим органоном фи-лософии, означает признание принципиальной невозможности научной философии. Но интуиция, на наш взгляд, занимает в философии не больше места, чем в теоретическом естествознании, художественном творчестве или изобретательстве. Однако, может быть, имеет смысл говорить о специфической, философской интуиции, подобно тому как говорят о своеобразии интуиции художника? Было бы нелепо отрицать своеобразие философской формы познания, однако еще более несостоятельно сводить ее к своеобразию философской интуиции. Анализ философских учений приводит к выводу, что относительное единство философской формы знания заключает в себе существенные различия, противоположности, противоречия. Если одни из философов, во всяком случае субъективно, исходят из интуитивных убеждений, то другие, напротив, принимают в качестве отправного пункта установленные наукой или повседневным опытом факты.

Психология философского творчества — совершенно неисследованная область, но те более или менее разрозненные данные, которыми мы обладаем (например, рассказы самих философов о формировании их идей), не дают фактического основания для допущения существования особой, философской интуиции. Этого допущения требуют интуитивисты, ссылаясь на свое фило-софское творчество, но если даже принять их заявления за свидетельские показания, то и в этом случае придется допустить лишь особую роль интуиции в их собственном философском творчестве. Но не все ведь философы являются интуитивистами; большинство из них — противники интуитивизма.

Научный анализ свидетельств философов-интуитивистов, как бы ни были они чистосердечны, показывает, что они явно недооценивают то влияние, которое оказали на них другие философы, философские традиции, научные данные, определенные исторические условия и т. д. Идеи, которые сложились в интуитивистских учениях под явным влиянием других, как правило, не- интуитивистских теорий, сплошь и рядом истолковываются как «первичные интуиции», совершенно независимые от предшествующего философского развития. Это особенно очевидно на примере того же А. Бергсона: его основные идеи сформировались под влиянием иррационалистической традиции в Германии и во Франции, его «метафизика становления» иррационалистически интерпретирует принцип развития, получивший почти всеобщее, хотя и поверхностное признание в философии и естествознании конца XIX в. Анализ отношения А. Бергсона к Канту, Гегелю, Шопенгауэру, Дильтею, Мен де Бирану, Бутру, Дарвину, Спенсеру, к представителям естественнонаучного материализма, несомненно, позволил бы свести к минимуму роль интуиции в создании его философской системы, которая нередко ха-рактеризовалась как самая оригинальная в истории философии.

Таким образом, интуиция, так же как и умозрительность (спекулятивность), характеризует специфику философской формы познания, хотя обе эти особенности познания присущи всякому теоретическому исследованию. И здесь, очевидно, нет оснований для вывода о существовании таких признаков философского мышления, которые присущи только ему одному. Речь, следовательно, снова идет о степени, в какой применяются философией умозрительность и интуиция. Однако эта степень существенно разнится в различных философских учениях, на разных этапах исторического развития философии





Сознательная и свободная душа обитает во всей нервной системе, но в нервах высших чувств и движения душа проявляет свое сознание чище и свою движимость свободно
Зрелище этого народного праздника оживлено и блестяще
Празднование понедельника в Малороссии
Если не произошло отделения Сибири от России, то приписать это следует не столько счастью, сколько государственному смыслу русского народа
Солдаты в оскорблении и в тревоге клялись друг другу, что постоят за своих стариков
Наши дилетанты с плачем засвидетельствовали, что они обманулись в коварной науке Запада
Александр стремился к воссозданию европейского общества на основаниях высокой евангельской нравственности.
Преданиям о смерти, постигающей Кощея, противоречит постоянно придаваемый ему эпитет бессмертного; но именно это и свидетельствует за его стихийный характер
Они бы не посмели!— говорили мы.
Кот государев



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"