Сегодня и вчера


Деве-Бойнское сражение.
Карта из издания:
Н.И. Беляев. Русско-турецкая война 1877—1878 гг. М., 1956

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Мог устоять только русский солдат


Поземковский М. Описание боевой жизни 155-го пехотного Кубинского полка. Тифлис, 1881

С самого начала боя, артиллерия нашего правого фланга, почти без перерыва, обстреливала левую часть возвышенности Узун-Ахмат. В течение 9-ти часового действии из наших орудий, на этой возвышенности было произведено четыре взрыва зарядных ящиков, а сел. Узун-Ахмат еще с утра дымилось в пламени, и было оставлено турками. Для окончательной же подготовки успешной атаки, наша артиллерия, с 4-х часов пополу-дни, т. е. тотчас же по очищении неприятелем предгорьев Чобан-дага, открыла самый сильный и частый огонь картечными гранатами, по траншеям и по вершине левой оконечности Узун-Ахмата. Вслед за этим, полковник князь Амираджиби, уже обеспеченный с тыла, начал наступление, имея в боевой линии два батальона (1-й и 2-й) кубинцев и три батальона eлисаветпольского полка, а во второй линии 3-й кавказский стрелковый батальон, два батальона бакинского полка и один елисаветпольскаго. Быстро и настойчиво двигаясь вперед, штурмовая колонна князя Амираджиби заняла холмы у подошвы Узун-Ахмата, но на этой позиции была встречена страшным перекрестным огнем—ружейным и крупповских орудий, перед которым мог устоять только русский солдат. С верховьев широкого оврага, идущего через Деве-Бойну, со скалистого края Чобан-дага и с траншей Узун-Ахмата, расположенных в два яруса, в нас полетела такая масса пуль и артиллерийских снарядов, о которой трудно дать, даже приблизительное понятие. Вся линия турок скрывалась в дыму, от их ружейной и пушечной пальбы.
Неудержимо подвигаясь вперед, кубинцы и елисаветпольцы, несмотря на осыпавший их со всех сторон град пуль, взобрались, наконец, до середины возвышенности Узун-Ахмат. Здесь был дан отдых людям, двигавшимся все время перекатною цепью. Как только люди перевели дух, боевая линия вновь стала подвигаться вперед, с прежнею настойчивостью, по крутизна подъема была настолько велика, что через несколько шагов снова пришлось положить людей. Вслед затем подан был сигнал для наступления. Кубинцы, елисаветпольцы, перемешавшись с людьми 3-го стрелкового батальона, собрались с силами и, с криком «ура!», дружно кинулись вперед по крутой покатости, под дождем свинца. Терраса за террасою, и холм за холмом стали переходить в руки наших войск, неудержимо взбиравшихся на крутизны. Наконец, обе линии сражавшихся скрылись в дыме и крики «ура!» показали, что нижняя траншея уже очищена штыками от турок, которые быстро бежали на верхнее плато возвышенности, оставив в руках кубинцев и елисаветпольцев два орудия, в виде трофеев.
По занятии этой траншеи, густая цепь наших стрелков прилегла за ней, стараясь ружейным огнем выбить с вершины Узуни-Ахмата турок, которые начали было уже отступать на правую половину плато. Часть войск князя Амираджиби, направленная в обход левой половины Узун-Ахмата, быстро подвигалась к вершине этой возвышенности и дружною атакою, наконец, заняла окраину верхнего плато. Оставшийся здесь неприятель в страхе бежал с нее на правую оконечность высоты, оставив нам одно крепостное орудие. Недолго шла перестрелка между обеими оконечностями верхнего плато Узун-Ахмата, разделенными небольшой лощиной. Турецкая цепь удержалась здесь только для того, чтобы прикрыть отступление своих батальонов, в беспорядке толпившихся у единственной тропы, пролегавшей здесь между камнями скалистой окраины верхнего плато.
Так совершилось занятие нами Узун-Ахмата — этого стратегического и тактического ключа укрепленной турецкой позиции на высотах Деве-Бойну. Этим многозначительным актом описываемого боя успех был окончательно упрочен за нами, и войскам нашим оставалось только закончить столь блистательно и геройски исполненную ими задачу, в памятный день 23-го октября.
Наконец, вся высота Узун-Ахмата была занята войсками колонны князя Амираджиби и полковника Юрковскаго, под начальством которого один батальон крымцев и один батальон таманцев, в свою очередь, участвовали в атаке Узун-Ахмата. Вслед за занятием этой высоты, на нее ввезены были две батареи, но крутизна покатости, но которой они поднимались с помощью людей и лошадей, была настолько велика, что орудия наши достигли вершины только к сумеркам и не могли, своевременно, открыть стрельбы по бегущим туркам.





Если не произошло отделения Сибири от России, то приписать это следует не столько счастью, сколько государственному смыслу русского народа
Солдаты в оскорблении и в тревоге клялись друг другу, что постоят за своих стариков
Наши дилетанты с плачем засвидетельствовали, что они обманулись в коварной науке Запада
Александр стремился к воссозданию европейского общества на основаниях высокой евангельской нравственности.
Преданиям о смерти, постигающей Кощея, противоречит постоянно придаваемый ему эпитет бессмертного; но именно это и свидетельствует за его стихийный характер
Они бы не посмели!— говорили мы.
Кот государев
А 30 000 червонных за то, что в продолжение осады звонили в колокола, противно обыкновению принятому в осажденных крепостях.
Получив от царя «жаловальную грамоту» (каперское свидетельство), Карстен Роде начал действия против польской торговли
Ежедневная пресса аккуратно отмечает и до сих пор факты недружелюбия к нам, русским, со стороны финляндцев.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"