Сегодня и вчера


Фотография Николая II и Императрицы Александры Федоровны в дни празднования 100-летия лейб-гвардии Уланского Её Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны полка.

Петергоф. 15 мая 1903.

Фрагмент.
Смотреть полностью.


Пойдем, братцы, за границу бить Отечества врагов. Вспомним матушку Царицу, вспомним, век ее каков!


Из приказа шефа полка Цесаревича Великого Князя Константина Павловича. 12 июля 1806 г.

цитируется по изданию: Бобровский Павел Осипович. История Лейб-гвардии Уланского Её Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка. Приложения к I тому. СПб., 1903


«...Предписывается в последний раз, чтоб у нижних чинов белыми нитками у мундиров заплатки не были зашиты, равно и другого цвета сукном, и пуговицы бы у мундиров были на своем месте. Где должны быть суконные, то чтоб были суконные, а где медные, то чтоб были медные. Ежели еще и за сим будет найдена в каком эскадроне таковая в одежде солдатской, амуниции и чистоте неисправность, то невзирая ни на какой чин и не принимая ничего в оправдание, тот эскадронный командир будет арестован. Равно и за то будет взыскано по всей строгости с эскадронных командиров и господ офицеров, чтобы люди в отправлении службы свое дело, несмотря на то, что некоторые из них есть незавидной фигуры, твердо знали и не ошибались бы»


В.В. Крестовский . Уланы Цесаревича Константина. Эпизод из истории Уланского Его Величества полка. (по изданию: Журнал «Русский вестник» № 12 (120) 1875 г.)

«...Сердца томились жаждой битв и подвигов, тем более что уже часть русской армии дралась с Французами на равнинах Польши. И вот, наконец, 8-го февраля 1807 года, корпус гвардейских войск дождался желанного приказа о походе. Гвардия двинута была двумя колоннами по Рижскому и Белорусскому трактам. Уланский его высочества полк выступил из Стрельны 17-го числа, и весь поход следовал в хвосте первой колонны.

Цесаревич хотя командовал всем гвардейским корпусом, но по званию шефа своего полка, весь поход до самой границы шел с уланами, верхом перед первым эскадроном, подавая собою первый пример усердия и исправности в службе. И точно, имея перед глазами такой пример, уланский полк делал свой поход образцовым образом. При эскадронах, кроме обоза положенного по уставу, и который следовал за колонной, не было никаких частных повозок. Экипажи великого князя шли впереди на расстоянии одного перехода. Каждый обер-офицер обязан был иметь три лошади: одну под своим седлом, другую вьючную под денщиком, который вел третью, заводную, оседланную под форменною попоной. Вьюки были форменные: две кожаные круглые, большие баклаги по обеим сторонам седла, вместо кa6ур, а за заднею лукой большой кожаный чемодан и парусинные саквы. На заводную лошадь под форменную попону позволялось положить ковер, кожаную пoдyшкy и теплый халат или шубу. Перед фронтом же все офицеры обязаны были находиться в шинелях на вате, но без меховых воротников, на которые тогда, равно как и на шубы, не существовало ни формы, ни моды. Впрочем, офицерам позволено было надевать в походе поверх мундира меховой спензер, то есть тот же мундир с шитьем, только без фалд и гораздо просторнее. Спензер пристегивался к двум мундирным пуговицам на лифе. В дополнение к этому костюму полагались еще серые рейтузы с синими лампасами, обшитые кожей. Калош тогда и в помине не было, а если бы военный человек надел кеньги, или что-нибудь подобное - его осмеяли бы. Кавалеристам позволялось обертывать стремена сукном или кромкой, чтоб уменьшить влияние стужи на железо. Узкие наушники прикрывали только уши, и так как yлaнcкaя шапка носилась тогда сильно набекрень к правой стороне, то почти вся голова оставалась обнаженною. В сильные морозы, которые в феврале этого года зачастую превышали пятнадцать градусов, офицеры надевали шинели в рукава, подпоясывались портупеей и шарфом, и поверху надевали лядунку. В хорошую же погоду, когда мороз не превышал пяти - семи градусов, все были в спензерах и даже в одних мундирах, а солдаты накидывали шинели на-опашь.

Сам цесаревич редкo кoгдa надевал шинель; почти весь поход он сделал в одном спензере и всегда ехал перед первыми рядами, позади трубачей. На переходе полк спешивался по несколько раз, чтобы согреться. Музыканты в мягкую погоду играли легкие военные пьесы, а песенники, кoтopыми управлял обучавший их корнет Драголевский , во всякую погоду неумолчно распевали свои песни; между ними по преимуществу пользовалась популярностью песня Марина, о которой сказано выше и которая начиналась словами:

Пойдем, братцы, за границу
Бить отечества врагов.
Вспомним матушку Царицу,
Вспомним, век ее каков!
Славный век Екатерины
Нам напомнит каждый шаг, -
Вот поля, леса, долины,
Где бежал от Русских враг.

В этой песне замечательно одно пророческое место, где говорится, что когда Француз побежит от нас домой, то
За Французом мы дорогу
И к Парижу будем знать.

Под эти звуки, получившие тогда имя «марша русской гвардии», люди шли бодро и весело. На привалах цесаревич обыкновенно приглашал уланских офицеров к своему завтраку, причем в холодную погоду нижним чинам выдавалось по крышке водки. В продолжение всего похода его высочество был чрезвычайно весел, разговорчив и снисходителен к своим уланам, даже более обыкновенного, обращаясь с офицерами как со своими домашними. И уланы за это время так привыкли к нему, что нисколько не стеснялись в его присутствии и даже не прерывали самых пустячных разговоров, когда он подходил к толпе. Ему это нравилось: он знал, что они его любят.

Гвардия шла усиленными переходами, делая от 30 до 85 верст в день, и пользуясь дневками через пять и шесть суток .
Этот поход ознаменовался для уланского полка несколькими эпизодами из которых два или три заслуживают упоминания.
Во-первых, между кpеcтьянaми Петербургской губернии, за Чирковицами, распространилась, Бог знает oткyдa весть, будто уланы едят детей. Крестьяне почитали их каким-то особенным народом «Азиатами», вроде Башкиров или Калмыков, в чем удостоверял их невиданный дотоле костюм и плохой русский говор, так как большая часть солдат в уланах была набрана из Малороссиян, Поляков и Литвинов. Почти во всех домах от «детоедов» прятали, кyдa ни попало малых ребят, и когда ктo-нибудь из офицеров спрашивал у хозяев, есть ли у них дети, они приходили в ужас, бабы с воем бросались в ноги и умоляли смиловаться над ними, предлагая вместо ребенка поросенка или теленка. С трудом приходилось уланам разуверять баб, что они не людоеды. Но недоразумение было непродолжительно. Через несколько часов между крестьянами и детоедами водворялись «лады», и молодцы-уланы весьма скоро приобретали сильных защитниц между крестьянками и приятелей между мужиками...»





Коль скоро возникла в известной досужей группе известная сумма идей, то вот и получилось то, что называется интеллигенцией общества
Барон Винцингероде привстал, показал ему ордена свои и закричал: я Русский Генерал!
Комиссия должна была стараться довести Варгина до признания, что он заодно с комиссариатскими чиновниками обирал казну
Мы тоже будем древними. Над Пушкиным будут мучить бедных мальчишек, как их теперь мучат над Горацием и Пиндаром
Интимность их отношений доходила до того, что Александр часто переодевался в квартире Наполеона и пользовался его галстуками и носовыми платками
Колдуны бывают природные и добровольные, но разницы между ними нет никакой, кроме того, что последних труднее распознать в толпе и не так легко уберечься от них
Умер Бэкон в 1626 г. вследствие простуды при опыте набивания снегом птицы
Обмен валюты. Всей.
О пользе введения в Российской Армии кирасир как рода кавалерии
Восхитительное счастье человека, которому дано владеть тем, чем пожелает, и быть тем, чем хочет



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.