Краткая библиографическая справка


Циолковский Константин Эдуардович 

[5(17).9.1857, с. Ижевское, ныне Рязанской области, — 19.9.1935, Калуга], русский советский учёный и изобретатель в области аэродинамики, ракетодинамики, теории самолёта и дирижабля; основоположник современной космонавтики. Родился в семье лесничего. После перенесённой в детстве скарлатины почти полностью потерял слух: глухота не позволила продолжать учёбу в школе, и с 14 лет он занимался самостоятельно. С 16 до 19 лет жил в Москве, изучал физико-математические науки по циклу средней и высшей школы. В 1879 экстерном сдал экзамены на звание учителя и в 1880 назначен учителем арифметики и геометрии в Воровское уездное училище Калужской губернии. К этому времени относятся первые научные исследования Ц. Не зная об уже сделанных открытиях, он в 1880—81 написал работу «Теория газов», в которой изложил основы кинетической теории газов. Вторая его работа «Механика животного организма» (те же годы) получила благоприятный отзыв И. М. Сеченова, и Ц. был принят в Русское физико-химическое общество.

Основные работы Ц. после 1884 были связаны с четырьмя большими проблемами: научным обоснованием цельнометаллического аэростата (дирижабля), обтекаемого аэроплана, поезда на воздушной подушке и ракеты для межпланетных путешествий. С 1896 Ц. систематически занимался теорией движения реактивных аппаратов и предложил ряд схем ракет дальнего действия и ракет для межпланетных путешествий. После Октябрьской революции 1917 он много и плодотворно работал над созданием теории полёта реактивных самолётов, изобрёл свою схему газотурбинного двигателя; в 1927 опубликовал теорию и схему поезда на воздушной подушке.

Первым печатным трудом о дирижаблях был «Аэростат металлический управляемый» (1892), в котором дано научное и техническое обоснование конструкции дирижабля с металлической оболочкой (см. Воздухоплавание). Прогрессивный для своего времени проект дирижабля Ц. не был поддержан: автору было отказано в субсидии на постройку модели. Обращение Ц. в Генеральный штаб рус. армии также не имело успеха. В 1892 Ц. переехал в Калугу, где преподавал физику и математику в гимназии и епархиальном училище. В этот период он обратился к новой и мало изученной области — созданию летательных аппаратов тяжелее воздуха.

Ц. принадлежит идея постройки аэроплана с металлическим каркасом. В статье «Аэроплан, или Птицеподобная (авиационная) летательная машина» (1894) даны описание и чертежи моноплана, который по своему внешнему виду и аэродинамической компоновке предвосхищал конструкции самолётов, появившихся через 15—18 лет. В аэроплане Ц. крылья имеют толстый профиль с округлённой передней кромкой, а фюзеляж — обтекаемую форму. Ц. построил в 1897 первую в России аэродинамическую трубу с открытой рабочей частью, разработал методику эксперимента в ней и в 1900 на субсидию Академии наук сделал продувки простейших моделей и определил коэффициент сопротивления шара, плоской пластинки, цилиндра, конуса и др. тел. Но работа над аэропланом, так же как над дирижаблем, не получила признания у официальных представителей русской науки. На дальнейшие изыскания Ц. не имел ни средств, ни даже моральной поддержки. Много лет спустя, уже в советское время, в 1932 он разработал теорию полёта реактивных самолётов в стратосфере и схемы устройства самолётов для полёта с гиперзвуковыми скоростями.

Важнейшие научные результаты получены Ц. в теории движения ракет (ракетодинамике). Мысли об их использовании в космосе высказывались Ц. ещё в 1883, однако создание им математически строгой теории реактивного движения относится к 1896. Только в 1903 ему удалось опубликовать часть статьи «Исследование мировых пространств реактивными приборами», в которой он обосновал реальную возможность их применения для межпланетных сообщений. В этой статье и последовавших продолжениях её (1911, 1914) он заложил основы теории ракет и жидкостного ракетного двигателя (ЖРД). Рассмотрение практической задачи прямолинейного движения ракеты привело Ц. к решению новых проблем механики тел переменной массы. Им впервые была решена задача посадки космического аппарата на поверхность планет, лишённых атмосферы. В 1926—29 Ц. разработал теорию многоступенчатых ракет (см. Составная ракета). Он первым решил задачу о движении ракеты (см. Циолковского формула) в неоднородном поле тяготения и рассмотрел (приближённо) влияние атмосферы на полёт ракеты, а также вычислил необходимые запасы топлива для преодоления сил сопротивления воздушной оболочки Земли.

Ц. — основоположник теории межпланетных сообщений. Его исследования впервые показали возможность достижения космических скоростей, доказав осуществимость межпланетных полётов. Он первым изучил вопрос о ракете — искусственном спутнике Земли (ИСЗ) — и высказал идею создания околоземных станций (см. Орбитальная станция) как искусственных поселений, использующих энергию Солнца и промежуточных баз для межпланетных сообщений; рассмотрел медико-биологические проблемы, возникающие при длительных космических полётах. Ц. написал ряд работ, в которых уделил внимание использованию ИСЗ в народном хозяйстве и др.

Ц. выдвинул ряд идей, которые нашли применение в ракетостроении. Им предложены газовые рули (из графита) для управления полётом ракеты и изменения траектории её центра масс; использование компонентов топлива для охлаждения внешней оболочки космического корабля (во время входа в атмосферу Земли), стенок камеры сгорания и сопла ЖРД; насосная система подачи компонентов топлива (для уменьшения массы двигательной установки); оптимальные траектории спуска космического аппарата при возвращении из космоса и др. В области ракетных топлив Ц. исследовал большое число различных окислителей и горячих для ЖРД; рекомендовал следующие топливные пары: жидкие кислород с водородом, кислород с углеводородами и др.

Ц. — первый идеолог и теоретик освоения человеком космического пространства, конечная цель которого представлялась ему в виде полной перестройки биохимической природы порожденных Землёй мыслящих существ. В связи с этим он выдвигал проекты новой организации человечества, в которых своеобразно переплетаются идеи социальных утопий различных исторических эпох. Ц. — автор ряда научно-фантастических произведений, а также исследований в др. областях знаний: лингвистике, биологии и др.

При Советской власти условия жизни и работы Ц. радикально изменились. Ц. была назначена персональная пенсия и обеспечена возможность плодотворной деятельности. Его труды в огромной степени способствовали развитию ракетной и космической техники в СССР и др. странах. За «Особые заслуги в области изобретений, имеющих огромное значение для экономической мощи и обороны Союза ССР» Ц. в 1932 награжден орденом Трудового Красного Знамени. В связи со 100-летием со дня рождения Ц. в 1954 АН СССР учредила золотую медаль им. К. Э. Циолковского «За выдающиеся работы в области межпланетных сообщений». В Калуге и Москве сооружены памятники учёному; создан мемориальный дом-музей в Калуге; его имя носят Государственный музей истории космонавтики и педагогический институт в Калуге, Московский авиационный технологический институт. Именем Ц. название кратер на Луне.

Соч.: Собр. соч., т. 1—4, М., 1951—64; Избр. труды, кн. 1—2, Л., 1934; Труды по ракетной технике, М., 1947; в кн.: Пионеры ракетной техники. Кибальчич, Циолковский, Цандер, Кондратюк. Избр. труды, М., 1964.

Лит.: Юрьев Б. Н., Жизнь и деятельность К. Э. Циолковского, в кн.: Труды по истории техники, в. 1, М., 1952; Космодемьянский А. А., К. Э. Циолковский — основоположник современной ракетодинамики, там же; его же, Константин Эдуардович Циолковский, в кн.: Люди русской науки, с предисл. и вступ. ст. академик С. И. Вавилова, т. 2, М. — Л., 1948 (имеется список трудов Ц. и лит. о нём); его же, Константин Эдуардович Циолковский, М., 1976; Впереди своего века, М., 1970; Арлазоров М. С., Циолковский, Тула, 1977.

А. А. Космодемьянский. 

Большая советская энциклопедия, 1969 — 1978 гг, в 30 томах. 

ЦИОЛКОВСКИЙ Константин Эдуардович 

(17 сент. 1857 – 19 сент. 1935) – рус. мыслитель и ученый, основатель отечеств. космонавтики и ракетоплавания. В 1880 экстерном получает диплом учителя математики и по 1920 работает в школах гг. Боровска и Калуги. Ц. научно обосновал применение реактивного принципа для полетов в мировом пространстве и возможность достижения космич. скоростей, создал теорию прямолинейного движения ракет (см. его классич. труд "Исследование мировых пространств реактивными приборами", опубл. в 1903 и многократно дополняемый впоследствии), дал математич. разработку идеи многоступенчатых ракет ("Космические ракетные поезда", Калуга, 1929). В конце 20-х гг. Ц. приобретает мировую известность и становится признанным главой нового науч. направления – ракетодинамики и астронавтики. Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Наряду с науч.-технич. аспектами освоения космоса Ц. в философско-худож. эссе, часть к-рых была издана в Калуге самим автором, а большинство хранится в архиве ученого (Моск. отдел. Архива АН СССР, ф. 555, оп. 1, ед. хр. 369–557), разрабатывал "космическую философию" – собств. вариант натурфилософии. Центр. ее доктрину Ц. назвал "монизмом", противопоставляя ее как религ. дуализму с его разделением бытия на "посюстороннее" и "потустороннее", так и "пессимистическому" материализму, не отвечающему, по мнению мыслителя, на вопрос о вселенском смысле и целях жизни. Хотя Ц. представлялось, что его мысль не выходит за рамки позитивных наук, его учение является своеобразным сплавом естеств.-науч. эволюционизма и, с др. стороны, буддистских идей и элементов теософии. Исходя из посылки панпсихизма: абсолютно неживой и бесчувств. материи не существует, можно говорить лишь о разных степенях жизн. чувствительности неорганической и органич. материи, – Ц. выдвигает идею "атома" как элементарного существа, перекликающуюся скорее с монадологией А. Козлова, а также Н. Бугаева (и вообще воззрениями моск. физико-математич. школы, 1880–1917), чем с представлением о физич. атомах, подверженных естеств. распаду. "Атомы" Ц. бессмертны и претерпевают различ. судьбы, путешествуя от одного конгломерата или организма к другому (ср. также с учением о переселении душ). В т.ч. и человеч. организм Ц. считал гос-вом атомов и, поскольку распадаются не сами атомы, а лишь временные их ассоциации, настаивал на том, что смерть есть иллюзия эгоистической человеч. эмоциональности. Как раз в этом пункте Ц. видел превосходство своей научно фундированной оптимистич. доктрины над "обычным" материализмом и над неосновательными религ. утешениями. Из этого имперсоналистич. "монизма" вытекает этич. построение Ц. (детально разработанное им под названием "космической этики" на случай контакта с инопланетянами, см., напр., "Научная этика", Калуга, 1930). Ц. – эвдемонист и апеллирует к разумному эгоизму: "истинное себялюбие" состоит в заботе о будущности своих атомов и, значит, – обо всем мировом целом, в к-ром они рассеются после исчезновения их обладателя. Обмен атомами в космосе понуждает все разумные существа к нравств. круговой поруке. Добром является все то, что гарантирует блаженство атомов во вселенной и пресекает возможности их неблагоприятных "переселений". Такие условия в космосе создаются сложными благоустроенными организмами с высокоразвитым разумом; поэтому процессы стратификации и усложнения во вселенной являются, по Ц., благом, а процессы нивелировки и упрощения – злом. Т.о., представления о добре и зле получают у Ц. онтологич. обоснование. Представляя эволюцию космоса циклически, Ц. выступал против выводов о тепловой смерти вселенной из энтропийного постулата Клаузиуса (см. труд Ц. "Второе начало термодинамики", Калуга, 1914). Он высказал предположение об обратимости физич. явлений, родственное мифо-филос. концепции "вечного возвращения", известной еще со времен Гераклита, и вместе с тем предвосхищающее совр. научно-космологич. теорию "пульсирующей вселенной". Смысл каждого эволюц. цикла заключен в процессе образования все более совершенных ассоциаций, от химич. элементов до разнообразных разумных существ на многочисл. планетных системах. Творч. потенции Ц. чаще всего приписывает самой материи (жизни и "игре" атомов), но иногда в духе теизма постулирует "Причину космоса" (Калуга, 1925), стоящую над миром и созидающую его. Наличное состояние космоса свидетельствует, по мнению Ц., о торжестве творческих "антиэнтропийных" сил жизни и разума над уравнительными энтропийными тенденциями и над тягой космич. материи к абс. организации, что означало бы "конец мира". Здесь Ц. выступает как предшественник нек-рых идей кибернетики (созвучных и др. рус. мыслителю Флоренскому). Разумные существа, к-рыми населен космос, по гипотезе Ц., давно уже взяли на себя ответственность за ход эволюции. Руководствуясь императивом космич. этики, они почти повсеместно колонизировали космос, искоренили неперспективные формы жизни и насадили совершенные. В космосе положительно преобладает счастье. Земля с ее муками биологич. и социального развития является одним из немногочисл. исключений, своего рода генетич. заповедником для естеств. обновления жизн. форм, так что участь нашей Земли хоть и трудна, но особо почетна.
Ц. был первым идеологом и теоретиком космич. экспансии человечества. Когда человечество, к-рое пока недалеко ушло от животных, осознает свое скромное место на эволюц. лестнице и отставание от разумной жизни в космосе, оно преобразует Землю и самого себя. Параллельно с огромным числ. возрастанием человечества будет земледельчески освоена вся земная и океанская территория, истреблены дикорастущие растения и (из сострадания, а также из опасения дурных переселений атомов) высшие животные, использована в индустриальных целях толща земной атмосферы, а в дальнейшем земное вещество обратится в пром. сырье для космич. колоний с более благоприятными, чем на Земле, условиями для разумного творчества. Т.о., выйдя из своей колыбели – Земли, зрелое человечество истратит ее по кускам. В виде отдаленной цели перед Ц. маячила полная перестройка биохимич. природы порожденных Землей мыслящих существ – образование разумного животно-растения, парящего в эфирном околосолнечном пространстве и питающегося непосредственно солнечными лучами (путем фотосинтеза, т.е. максимально независимого от среды обитания). Здесь, кроме научно-философского, нужно указать на жизн. источник радик. устремлений Ц.: катастрофичность эпохи и крайне неблагоприятные условия личного существования в провинц. Калуге, длившиеся вплоть до нач. 20-х гг., рождали напряженную мечту об избавлении от ужасов земного бытия и быта. К этой же цели избавления от страданий направлено раннее учение Ц. о "деятельной нирване" ("Нирвана", Калуга, 1914).
Свои социальные проекты Ц. ставит в зависимость от намеченных им планетарных преобразований. Он создает проекты консолидации и новой административно-хоз. организации человечества – централизов. управления, трудовых армий, строжайшей нравств. дисциплины и регламентации, евгенич. мероприятий, общечеловеч. азбуки. После него остались планы общежитий типа фаланстера социалистов-утопистов, но вместе с тем он считал обладание земельным наделом непременным условием личной независимости. В целом, в его социальных утопиях причудливо смешались черты платоновского "Государства", идеальной крест. общины народников, "философии общего дела" Федорова. Руководителем людей в этих преобразованиях должен, по Ц., стать разум, воплощенный в великих учителях человечества – "гениях" (эмоции для Ц. являются, в противовес разуму, досадной отвлекающей помехой на пути к совершенству; отсюда его неприязнь к расслабляющему и анархич. влиянию музыки). В числе "гениев" Ц. называл Будду, Сократа, Христа, мн. мыслителей и творцов нового времени.
Несмотря на противоречивость своих истоков, "космич. философия" Ц. остается в истории человеч. мысли как первая попытка систематич. изложения проблем, характерных для начала "космической эры": выяснение места разума и творчества в мировом целом, их связи с представлениями о смысле жизни.

Соч.: Собр. соч., т. 1–4, М., 1951–64; Избр. тр., М., 1962 (имеется библ.); Горе и гений, Калуга, 1916; Будущее Земли и человечества, Калуга, 1928; Любовь к самому себе, или истинное себялюбие, Калуга, 1928; Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы, Калуга, 1928; Обществ. организация человечества, Калуга, 1928; Растение будущего. Животное космоса. Самозарождение, Калуга, 1929; Ум и страсти, Калуга, 1928; Рукописные материалы К. Э. Ц., М., 1966 (Тр. Архива АН СССР, вып. 22).

Лит.: Брюханов В. Α., Мировоззрение К. Э. Ц. и его научно-технич. творчество, М., 1959; Гвай И. И., О малоизвестной гипотезе Ц., Калуга, 1959; Кольченко И. А. и Платонов К. К., Ц. как мыслитель, в кн.: Труды 2-х чтений, посвящ. развитию идей и изучению творч. наследия Ц., М., 1968; Кольченко И. А., Ц. о судьбе человечества в Космосе, в кн.: Труды 3-х чтений..., М., 1969; Голованов Л. В., Ц. и Фёдоров, там же.

И. Роднянская. Москва. (В статье использованы материалы И. Кольченко.)

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970. 

ЦИОЛКОВСКИЙ Константин Эдуардович 

[5(17).9. 1857, с. Ижевское, ныне Рязанской обл., — 19.9.1935, Калуга], рус. Мыслитель И учёный, обосновавший применение реактивного принципа для полётов в мировом пространстве и создавший новое науч. направление — ракетодинамику и астронавтику. Наряду с науч.-тех-нич. аспектами освоения космоса Ц. в филос.художеств. ассе (отчасти изданных в Калуге самим автором, а гл. обр. хранящихся в архиве учёного) разрабатывал «космич. философию» — монизм, противополагаемый им как религ. дуализму духа и тела, так и «пессимистич.» материализму, не отвечающему, По мнению Ц., на вопрос о вселенских целях жизни. Исходя из предпосылки относит. жизненной чувствительности и одушевлённости всех форм и ступеней материи, Ц. строил свою мо-нистич. доктрину вокруг идеи «атома» — бессмертного элементарного существа, К-рое претерпевает различные судьбы, путешествуя из одного конгломерата или организма К другому (ср. с инд. и теософскими учениями о переселении душ). Отсюда же вытекает «космич. этика» Ц.: обмен атомами в космосе понуждает все разумные существа К нравств. круговой поруке и к заботе о мировом целом, где атомы рассеиваются и курсируют после исчезновения их обладателя. Объективным добром «Космич. этика» признаёт процессы усложнения и стратификации во Вселенной, поскольку блаженство атомов обеспечивается их пребыванием в сложных, благоустроенных организмах. Наличное состояние космоса свидетельствует, по Ц., о торжестве творческих, анти-энтропийных, сил жизни и разума над уравнит., энтропийными, тенденциями и над тягой материи к абс. организации, что означало бы «конец мира». С этой т. зр. космологич. процесс предстает у Ц. как ряд циклич. усовершенствований бытия. Разумные существа, населяющие, по Ц., Вселенную, давно наладили благополучный ход космич. эволюции, а Земля с её муками биологич. и социального становления оставлена ими как своего рода заповедник для естеств. обновления жизненных форм, и участь Земли исключительна.
Ц. был энтузиастом и идеологом космич. расселения человечества в Солнечной системе и др. звёздных мирах; в отдалённом будущем предполагалась полная биохимич. перестройка обитателей Земли и превращение их в разумные «животно-растения», непосредственно перерабатывающие солнечную энергию; т. о. носители разума в будущем максимально эмансипируются от среды обитания.
Космич. утопия Ц. (которую можно рассматривать в руслет. н. рус. космизма в связи с идеями В. И. ВернадскогоА. Л. Чижевского и др.) — первая попытка систематич. изложения проблем, характерных для начала «космич. эры»: о месте разума в мировом целом, о его ответственности за Землю и Вселенную; в ней предвосхищены некоторые совр. космологич. теории и Кибернетич. идеи.

Собр. соч., Т. 1—4, М., 1951—64; Избр. тр., М., 1962 (лит.); Горе и гений, Калуга, 1916; Будущее Земли и человечества, Калуга, 1928; Любовь к самому себе, или Истинное себялюбие, Калуга, 1928; Воля Вселенной. Неизвестные разумные Силы Калуга, 1928; Обществ. организация человечества, Калуга, 1928; Ум и страсти, Калуга, 1928; Растение будущего. Животное космоса. Самозарождение, Калуга, 1929; Рукописные материалы К. Э. Ц., М., I960 (Тр. Архива АН СССР, в. 22). Брюханов В. А., Мировоззрение К. Э. Ц.. и его научно-технич. творчество, М., 1959; Труды Вторых чтений, посвященных развитию идей и изучению творч. наследия Ц., М., 1968; Труды Третьих чтений..., M., 1969.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. ИльичёвП. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983. 


ЦИОЛКОВСКИЙ Константин Эдуардович 

[5(17) сентября 1857, с. Ижевское Рязанской губ. — 19 сентября 1935, Калуга] — русский ученый, изобретатель, основоположник космонавтики, представитель русского космизма.
С 1869 по 1873 обучался в гимназии, затем из-за сильной потери слуха (после перенесенной скарлатины) занимался самообразованием. В 1879 экстерном сдал экзамены на звание учителя уездных училищ. С 1880 преподавал в Боровске, в 1892 переезжает в Калугу, где преподает в ряде училищ и трудовой школе (до 1921). В 1924 избран почетным профессором Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского. Научные интересы Циолковского охватывали множество проблем. Наибольшее значение помимо космонавтики имеют его исследования по аэродинамике, ракетодинамике, терии самолета и дирижабля, космической медицине, социологии и футурологии. Космическая философия Циолковского — мировоззренческая система, включающая подробно разработанную метафизику и этику, тогда• как проблемам теории познания в ней уделялось сравнительно мало внимания. В космической философии синтезированы разнообразные системы западной (Платон, Демокрит, Лейбниц, Бюхнер и др.) и восточной, преимущественно эзотерической, мысли, что обусловило ее глубокую антиномичность. Разрабатывая идею “первопричины”, или “причины” Вселенной, Циолковский приписывал ей свойства, обычно рассматриваемые как атрибуты Бога (теизм). Но божественность он приписывал и космосу (пантеизм). Богами (различных рангов) Циолковский считал могущественных представителей космического разума — “президентов” планет, галактик, метагалактик (“эфирных островов”). Его исходный принцип — атомистический панпсихизм. Основа мира — “атомы-духи” как элементы метафизической субстанции. Это простейшие “существа”, обладающие “чувствительностью”. Именно “атомы-духи” — подлинные граждане Вселенной, тогда как человек, подобно всякому животному, — “союз” таких атомов, живущих “в согласии” друг с другом. Важнейшую роль в космической философии играют также принципы монизма, бесконечности, эволюции, антропный принцип. “Смысл” Вселенной Циолковский видел в стремлении материи к самоорганизации, возникновении высокоразвитых форм космического разума, способных к преобразованиям космоса с целью решения глобальных проблем. Для освоения космоса необходимо вмешательство в эволюцию вида homo sapiens, совершенствование биологической природы человека путем естественного и искусственного отбора.

Соч.: Собр. соч., т. 1—4. M., 1951—64; Избр. труды. M., 1962; Промышленное освоение космоса. М., 1989; Очерки о Вселенной. М., 1992.

Лит.: Космодемьянский А. А. Константин Эдуардович Циолковский. М., 1976; Чижевский А. Л. На берегу Вселенной. Годы дружбы с Циолковским (воспоминания). М., 1995; Казютинский В. В. Космическая философия К. Э. Циолковского.— В кн.: Философия русского космизма. М., 1996, с. 108-32. Архив: РАН, ф. 555.

В. В. Казютинский

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. Под редакцией В. С. Стёпина. 2001. 

Книги