Средневековая Русь > Князья > Олег Иванович
Средневековая Русь

Олег Иванович

Имя князя: Олег Иванович
Годы жизни: ? – 1402
Ветвь: Святославичи
Колено: 18


Олег (в крещении — Иаков) Иванович, единственный сын рязанского князя И. Александровича (умер в 1351 г.) и неизвестной. Крестильное имя дано в честь апостола Иакова, брата Спасителя (умер около 63 г. от P. X.). Из Рязанских Рюриковичей.

Дата и место его рождения неизвестны. По мнению некоторых историков, родился в конце 1336 г. — начале 1337 г. Впервые в источниках Олег упоминается 22 июня 1353 г., когда «взяша Рязанци Лопасну»; князь был «тогда еще младъ».

В 1365 г., вместе с двоюродным братом, пронским князем Владимиром Дмитриевичем и князем Титом Мстиславичем Козельским после жаркой битвы разбивают у Шишевского леса на р. Войне (по М.Н. Тихомирову — лес на речке Шиш, одного из притоков Тырницы, правого притока Оки) ордынского мурзу Тагая, который пришел в Рязанскую землю и сжег Переяславль.

В начале декабря 1371 г. великий князь Дмитрий Иванович посылает на него рать; 14 декабря Олег проигрывает битву при Скорнищеве (в трех верстах к северо-западу от Переяславля-Рязанского; ныне поселок Канищево, пригород Рязани) и бежит «едва въ малѣ дружинѣ»; на его престол садится пронский князь Владимир Дмитриевич. В начале следующего года Олег приходит ратью на Рязань и прогоняет князя Владимира. Вскоре, в том же году, они мирятся и в московско-литовском договоре от июля 1372 г. выступают как союзники.

В середине 70-х гг. Олег Иванович сохраняет нейтралитет в борьбе Москвы с Тверью, о чем свидетельствует договорная грамота великого князя Дмитрия Ивановича с князем Михаилом Тверским от 1 сентября 1375 г. В ней Олег назначается третейским судьей в спорных делах между Московским и Тверским князьями.

В августе 1377 г. ордынский царевич Арапша (умер после 1378 г.) разоряет Переяславль-Рязанский, причем, Олег попадает было в плен, но, весь израненный стрелами, вырывается и убегает. Ровно через год, в конце августа 1378 г., после поражения при р. Вожи (правом притоке Оки, около г. Рязани) остатки войска ордынского воеводы Бегича «изгономъ» берут его столицу, а сам Олег с дружиной бежит за Оку.

В августе 1380 г., во время приготовления ордынского темника Мамая (убит в 1381 г.) к большому походу на Москву, Олег становится его союзником против великого князя Дмитрия Ивановича. Посылает к Мамаю и к литовскому князю Ягайле (Владиславу) Ольгердовичу (из Гедиминовичей; умер 1 июня 1434 г.) своего боярина Епифания Кореева для совещания о совместных действиях против великого князя Дмитрия. С целью устрашения московского князя посылает к нему «вѣсть лестную» о нашествии Мамая и Ягайлы. Одновременно князь Олег направляет «выход» и вспомогательный отряд Мамаю.

Той же осенью, после Куликовской битвы, великий князь Дмитрий Иванович Донской, узнав о его пособничестве татарскому хану, намеревается послать на него свою рать. Приехавшие в Москву рязанские бояре сообщают, что Олег, узнав об этом, бежал с семьей и приближенными «на рубежь Литовьскый».

Новая татарская угроза возникает в конце лета 1382 г., когда хан Тохтамыш (умер в 1406 г.) с большим войском переправляется через Волгу и устремляется к Москве. Олег встречает хана за рязанскими пределами, показывает ему «вся Броды на рецѣ Оцѣ» и тем самым, по замечанию летописца, «хотяше бо добра не намъ, но своему княжению помагаше».

В начале сентября того же года, на обратном пути от Москвы, хан Тохтамыш опустошает его волость; и Олег «то видѣ и побѣже». Великий князь Дмитрий также не остается в долгу. В конце осени того же года он посылает свою рать на Рязань в отместку за его помощь хану и «землю всю до остатка взяша и огнемъ пожгоша и пусту сотвориша, пуще... татарьскые рати».

В субботу 25 марта 1385 г. Олег Рязанский «изгономъ» захватывает г. Коломну и уводит в Рязань наместника Александра Андреевича Остея (из Ратшичей) и бояр великого князя. В ответ Дмитрий посылает против него войско во главе со своим двоюродным братом, князем Владимиром Андреевичем, однако успеха тот не добивается.

В «Филипово говѣние» (непереходящее начало поста 14 ноября. — Д.В. Донской) того же года к нему приезжает преподобный игумен Сергий Радонежский (умер 25 сентября 1392 г.) с посреднической миссией и склоняет его к миру с Москвой. В декабре Олег заключает «миръ вечный» с великим князем Дмитрием. Впоследствии этот мир скрепляется браком дочери Дмитрия Донского, Софьи, и сына князя Олега, Федора, и длится более 10 лет.

Летом 1396 г. Олег осаждает г. Любутск, но великий князь московский Василий Дмитриевич посылает к нему и «отведе его от Любутьска». В ответ, осенью того же года, «о Покровѣ» (после 1 октября — Д.В. Донской), великий князь литовский Витовт (из Гедиминовичей; умер 24 (или 27) октября 1430 г.) нападает на его княжество и опустошает ее большими силами. Причем разорение было таковым, что, по выражению летописца, «кровь пролиавъ, аки воду, Рязянскиа земли».

В августе 1401 г. он помогает своему зятю, князю Юрию Святославичу, отвоевать у великого князя литовского Витовта г. Смоленск.

Олег Иванович умирает 5 июля (по другим данным, июня) 1402 г., причем летописцы отмечают, что за три месяца до его смерти, в марте, появилась «на небесѣ, звѣзда хвостата (комета Галлея. — Д.В. Донской), на западѣ».

Приняв незадолго до смерти монашество с именем Иоаким (по другим данным, Иона) князь был похоронен в 18 верстах от Рязани в монастыре Рождества Святой Богородицы (при впадении р. Солотче в Оку), в церкви Покрова Святой Богородицы. В 1770 г. из-за последствий берегового оползня мощи его переносят в склеп соборной церкви Рождества Святой Богородицы.

Князь был женат на Евфросинии (в иночестве — Евпраксия, умерла 5 декабря 1405 и погребена рядом с мужем). По преданию, она была дочерью какого-то татарского князя. Олег оставил детей: Федору, дочь (супругу князя Владимира Дмитриевича), Агриппину (супругу козельского князя Ивана Титовича), Анастасию (в первом браке супругу друцкого князя Дмитрия Васильевича (умер после 1372 г.), а во втором — северского князя Корибута-Дмитрия (умер после 1404 г.); из Гедиминовичей), дочь (супругу князя Юрия Святославича) и Родослава (умер 14 ноября 1407 г.).

Развернуть
Д.В. Донской «Рюриковичи. Исторический словарь»

Цитаты

Мы видели, что во время второго нашествия Олгердова князь пронский вместе с рязанскими полками приходил на помощь войску московскому, собиравшемуся в Перемышле; но после доброе согласие между Москвою и Рязанью было нарушено неизвестно по каким причинам, и в 1371 году, в декабре, великий князь отправил на Олега рязанского воеводу своего Димитрия Михайловича Волынского с большим войском; Олег собрал также большое войско и вышел навстречу московским полкам, причем, по словам летописца, рязанцы говорили друг другу: «Не берите с собою ни доспехов, ни щитов, ни коней, ни сабель, ни стрел, берите только ремни да веревки, чем взять боязливых и слабых москвичей». Московский летописец поблагодарил их за такое мнение в следующих выражениях: «Рязанцы, люди суровые, свирепые, высокоумные, гордые, чаятельные, вознесшись умом и возгордившись величанием, помыслили в высокоумии своем, полуумные людища, как чудища». Господь низложил гордых, продолжает летописец: в злой сече рязанцы пали как снопы, и сам князь Олег едва спасся бегством с небольшою дружиною. Мы видели, что в Рязани шла постоянная вражда между двумя княжескими линиями, рязанскою и пронскою; эта борьба помогала Москве, точно так как в Твери помогали ей усобицы между князьями тверскими и кашинскими. Как только князь Владимир Дмитриевич пронский узнал о беде Олеговой, то явился в Рязани и сел здесь на княжении; но Олег скоро выгнал его, взял в плен и привел в свою волю.
По окончании войны рязанской, в 1372 году, началась опять война тверская.
Развернуть
в древней стране Болгарской утвердился третий хан Пулад-Темир, а в стране Мордовской — князь Тогай. Последний в 1365 году напал нечаянно на Переяславль Рязанский, взял, сжег его, попленил окрестные волости и села и уже с большою добычею возвращался в степь, как был настигнут князьями — Олегом Ивановичем рязанским, Владимиром пронским и Титом козельским: был между ними бой лютый, пало много мертвых с обеих сторон, но русские князья наконец одолели, и Тогай едва убежал с небольшою дружиною.
Развернуть
В 1373 году татары из Орды Мамаевой опустошили Рязанское княжество; великий князь московский все лето простоял на берегу Оки (куда пришел к нему и Владимир Андреевич) и не пустил татар на свою сторону.
Развернуть
Арапша пограбил и места за Сурою (Засурье), потом перебил русских гостей; пришел нечаянно на Рязань, взял ее, причем сам князь Олег, исстрелянный, едва вырвался из рук татарских. Надеясь, что после пьянского поражения Нижегородское княжество осталось без защиты и мордва захотела попытать счастья против русских: приплыла нечаянно по Волге в Нижегородский уезд и пограбила то, что осталось от татар; но князь Борис Константинович настиг ее у реки Пьяны и поразил: одни потонули, другие были побиты. Но оба князя, и московский и нижегородский, не хотели этим ограничиться, и зимою, несмотря на страшные морозы, нижегородское войско под начальством князей Бориса Константиновича и Семена Димитриевича и московское под начальством воеводы Свибла вошло в Мордовскую землю и «сотворило ее пусту», по выражению летописца; пленников, приведенных в Нижний, казнили смертию, травили псами на льду на Волге. В следующем 1378 году татары явились опять нечаянно перед Нижним; князя не было тогда в городе, а жители разбежались за Волгу. Приехавши к Нижнему из Городца, князь Димитрий Константинович увидал, что нельзя отстоять города от татар, и потому послал к ним окуп; но татары не взяли окупа и сожгли Нижний, потом повоевали весь уезд и Березовое поле. Управившись с Димитрием нижегородским, Мамай отправил князя Бегича с большим войском на Димитрия московского. Но тот узнал о приближении неприятеля, собрал силу и выступил за Оку в землю Рязанскую, где встретился с Бегичем на берегах реки Вожи. 11 августа к вечеру татары переправились через эту реку и с криком помчались на русские полки, которые храбро их встретили: с одной стороны ударил на них князь пронский Даниил, с другой — московский окольничий Тимофей, а сам великий князь Димитрий ударил на них в лице. Татары не выдержали, побросали копья и бросились бежать за реку, причем множество их перетонуло и было перебито. Ночь помешала преследовать татар, а на другое утро был сильный туман, так что только к обеду русские могли двинуться вперед и нашли в степи весь обоз неприятельский. Мамай собрал остаток своей рати и в сентябре ударил на Рязанскую землю; князь Олег, никак не ожидая нападения после Вожской битвы, бросил города и перебежал на левую сторону Оки, а татары взяли города Дубок и Переяславль Рязанский, сожгли их и опустошили всю землю, но дальше, за Оку, не пошли.
Борьба была открытая, после Вожской битвы московский князь не мог надеяться, что Мамай ограничится местию на Рязанской области. До сих пор смуты и разделение в Орде внушали смелость московскому князю не обращать большого внимания на ярлыки ханские; Димитрий был свидетелем ослабления Орды в самой Орде; лучшим доказательством этого ослабления было то, что Мамай должен был отказаться от прежней дани, какую получали ханы из России во время Чанибека, и удовольствоваться меньшим ее количеством; мы видели, до какой самонадеянности дошли русские воеводы и ратники перед пьянским поражением: эта самонадеянность была наказана, однако битва Вожская снова убедила русских в возможности побеждать татар. Но отношения должны были измениться, когда Мамай, правивший до сих пор именем ханов Абдула и потом Магомеда, избавился наконец от последнего и провозгласил себя ханом; теперь он имел возможность двинуть всю Орду для наказания московского князя, которого нельзя было смирить одним отрядом: времена Андрея Ярославича прошли; чтоб снова поработить Россию, нужно было повторить Батыево нашествие. Говорят, что Вожское поражение привело в ярость Мамая, и он не хотел успокоиться до тех пор, пока не отомстит Димитрию. Есть любопытное известие, будто советники Мамая говорили ему: «Орда твоя оскудела, сила твоя изнемогла; но у тебя много богатства, пошли нанять генуэзцев, черкес, ясов и другие народы». Мамай послушался этого совета, и когда собралось к нему множество войска со всех сторон, то летом 1380 года он перевезся за Волгу и стал кочевать при устье реки Воронежа. Ягайло литовский, который имел много причин не доброжелательствовать московскому князю, вступил в союз с Мамаем и обещал соединиться с ним 1 сентября. Узнавши об этом, Димитрий московский стал немедленно собирать войска; послал за полками и к князьям подручным — ростовским, ярославским, белозерским; есть известие, что князь тверской прислал войско с племянником своим Иваном Всеволодовичем холмским. Не соединился с Москвою один потомок Святослава черниговского, Олег рязанский: более других князей русских он был настращен татарами; еще недавно княжество его подверглось страшному опустошению от не очень значительного отряда татар, а теперь Мамай стоит на границах с громадным войском, которого пограничная Рязань будет первою добычею в случае сопротивления. Не надеясь, чтоб и Димитрий московский дерзнул выйти против татар, Олег послал сказать ему о движениях Мамая, а сам спешил войти в переговоры с последним и с Ягайлом литовским. Говорят, будто Олег и Ягайло рассуждали так: «Как скоро князь Димитрий услышит о нашествии Мамая и о нашем союзе с ним, то убежит из Москвы в дальние места, или в Великий Новгород, или на Двину, а мы сядем в Москве и во Владимире; и когда хан придет, то мы его встретим с большими дарами и упросим, чтоб возвратился домой, а сами с его согласия разделим Московское княжество на две части — одну к Вильне, а другую к Рязани и возьмем на них ярлыки и для потомства нашего».
Развернуть
Взявши Москву, Тохтамыш распустил рать свою к Владимиру и Переяславлю; другие отряды взяли Юрьев, Звенигород, Можайск, Боровск, Рузу, Дмитров; волости и села попленили; Переяславль был сожжен, но многие жители его успели спастись в лодках на озеро. Великий князь Димитрий с семейством своим укрылся в Костроме; митрополит Киприан — в Твери. Тверской князь Михаил послал к Тохтамышу киличея своего с честию и с большими дарами, за что хан послал к нему свое жалованье, ярлык и не тронул тверских владений. Между тем князь Владимир Андреевич стоял близ Волока с большою силою; один из Тохтамышевых отрядов, не зная об этом, подъехал к нему и был разбит; испуганные татары прибежали к своему хану с вестию о большом русском войске — и тогда опять ясно обнаружилась решительная перемена в отношениях Руси к татарам, обнаружилось следствие Куликовской битвы; едва успел узнать Тохтамыш, что великий князь стоит в Костроме, а брат его Владимир у Волока, как тотчас стянул к себе все свои войска и пошел назад, взявши на дороге Коломну и опустошивши Рязанскую землю. По уходе татар великий князь и брат его Владимир возвратились в свою опустошенную отчину, поплакали и велели хоронить убитых: Димитрий давал за погребение 80 тел по рублю и издержал на это 300 рублей, следовательно, погребено было 24000 человек.
Бедою Москвы спешил воспользоваться тверской князь Михаил Александрович, вместе с сыном Александром он поехал в Орду, и поехал не прямою дорогою (не прямицами), но околицами, опасаясь и таясь от великого князя Димитрия: он хотел искать себе великого княжения Владимирского и Новгородского. Это заставило великого князя отправить в Орду сына своего Василия с старшими боярами, верными и лучшими, тягаться с Михаилом о великом княжении. Весною 1383 года отправился Василий в Орду, и летом того же года приехал в Москву посол от Тохтамыша с добрыми речами и с пожалованием. Но за эти добрые речи и пожалование надобно было дорого заплатить: был во Владимире лютый посол от Тохтамыша, именем Адаш, и была дань великая по всему княжению Московскому, с деревни по полтине, тогда же и золотом давали в Орду, говорит летописец под 1384 годом. К таким уступкам великий князь приневолен был не одною невозможностию опять вступить в открытую борьбу с Ордою после недавних разорений, но еще и тем, что сын его Василий был задержан Тохтамышем, который требовал за него 8000 окупа, и только в конце 1385 года молодой князь успел спастись бегством из плена. После этого мы ничего не знаем об отношениях московского князя к Тохтамышу; летопись упоминает только о двукратном нашествии татар на Рязанские земли.Не одни отношения татарские занимали Димитрия после Куликовской битвы. Союзник Мамаев, Олег рязанский, знал, что ему нечего ожидать добра от московского князя, и потому, приказав по возможности препятствовать возвращению московских войск чрез свою землю, сам убежал в Литву. Димитрий послал было в Рязань своих наместников, но увидал, что еще трудно будет удержать ее против Олега, и потому помирился с последним. Договор дошел до нас: Олег, подобно Михаилу тверскому, признает себя младшим братом Димитрия и равным московскому удельному князю — Владимиру Андреевичу; определены границы между обоими княжествами, причем Олег уступил Димитрию три места; Мещера, купленная князем московским, остается за ним; упоминается о местах татарских, которые оба князя, и московский и рязанский, взяли за себя; Олег обязался разорвать союз с Литвою и находиться с нею в тех же самых отношениях, в каких и великий князь московский; точно так же и с Ордою и со всеми русскими князьями. Мы видели, что во время Тохтамышева нашествия Олег рязанский последовал примеру Димитрия нижегородского, вышел навстречу к хану с челобитьем и обвел татар мимо своей области; но следствия этого поступка для Олега были иные, чем для князя нижегородского: прежде всего татары на возвратном пути опустошили Рязанское княжество, но едва Тохтамыш выступил из рязанских пределов, как московские полки явились в волостях Олега и разорили то, что не было тронуто татарами: злее ему стало и татарской рати, говорит летописец. Олег, собравшись с силами, отомстил за это в 1385 году: он напал нечаянно на Коломну, взял и разграбил ее; Димитрий отправил против него войско под начальством Владимира Андреевича. Но москвитяне потерпели поражение, потеряли много бояр и воевод. Димитрий стал хлопотать о мире, отправлял к рязанскому князю послов, но никто не мог умолить Олега; наконец по просьбе великого князя отправился в Рязань троицкий игумен, св. Сергий. Летописец говорит, что этот чудный старец тихими и кроткими речами много беседовал с Олегом о душевной пользе, о мире и любви; князь Олег переменил свирепость свою на кротость, утих и умилился душою, устыдясь такого святого мужа, и заключил с московским князем вечный мир. Этот мир был скреплен даже семейным союзом: сын Олега женился на дочери Димитрия.
Развернуть

Княжения

Годы княжения Место княжения
1350 – Декабрь 1371 Рязанская земля
1372 – 5 июля 1402 Рязанская земля
Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"