Средневековая Русь > Князья > Олег Святославич
Средневековая Русь

Олег Святославич

Имя князя: Олег Святославич
Прозвище: Гориславич
Годы жизни: ? – 1115
Ветвь: Святославичи
Колено: 7
У В. Н. Татищева под 1073 г. имеется сообщение о получении Олегом Святославичем в держание от отца Ростовской земли. В «Поучении» Владимира Мономаха говорится, что после смерти Святослава Ярославича (27 декабря 1076 г.) Олег был выведен новым киевским князем из Владимира-Волынского и находился у Всеволода Ярославича в Чернигове. Каким образом Олег попал на княжение во Владимир — неясно. 10 апреля 1078 г. Олег бежал от Всеволода в Тмутаракань. Вскоре после этого он вместе с двоюродным братом Борисом Вячеславичем совершил поход на Чернигов и захватил его. Олег и Борис были выбиты из Чернигова объединенными силами Изяслава и Всеволода Ярославичей. Однако они продолжали враждовать со своими «стрыями». В решающей битве с дядьями при местечке Нежатина Иива они потерпели серьезное поражение (3 октября 1078 г.). Олег был вынужден вновь уйти в Тмутаракань. Княжил он там недолго. В следующем, 1079 г. его «емше казаре, поточиша и за море Цесарюграду». Из Константинополя Олег попал в ссылку на Родос. В 1083 г. он вновь вернулся в Тмутаракань, изгнав оттуда Володаря Ростиславича и Давыда Игоревича. Найдены его печати, относящиеся к тмутараканскому периоду деятельности. Из надписи, имеющейся на одной из них, явствует, что он называл себя «архонтом Матрахи, Зихии и всей Хазарии». В 1094 г. он с помощью половцев завладел Черниговской землей, выгнав оттуда Владимира Мономаха. В 1096 г. Олег был изгнан из Чернигова войсками Святополка Изяславича и Владимира Мономаха и бежал в Стародуб. Из Стародуба он ушел в Смоленск, пытаясь там закрепиться, но «не прияша его смольняне». Это сообщение летописца весьма любопытно. Ведь из источников ясно видно, что в Смоленске в это время сидел брат Олега Давыд. Следовательно, Олег пытался отнять владение у брата. После неудачи под Смоленском Олег захватил Муром, выгнав оттуда сына Владимира Мономаха Изяслава. Затем он «перея всю землю Муромьску и Ростовску и посажа посадникы по городом и дани поча брати». Сын Мономаха Мстислав изгнал посадников Олега Святославича из Ростовской и Муромской земель, а самого его заставил отступить к Рязани. По решению Любечского съезда Олегу отошла часть «отчины». Согласно Ипатьевской летописи, его владением стала Вятичская земля. В. Н. Татищев записал, что по договоренности между Святополком и Владимиром Мономахом в 1096 г. Олегу должна была достаться Муромская волость. Под 1113 г. В. Н. Татищев отметил, что Олег владел в то время и Тмутараканской землей. Он сообщил, что после смерти Святополка Изяславича Олег вторгся в пределы Суздальской земли, но сын Мономаха Мстислав разбил его в сражении на Коломне и заставил Олега Святославича «в Муром уйти и остаться на княжений во Тмуторокани». Трудно сказать, насколько эти сведения соответствуют действительности. Умер Олег Святославич в августе 1115 г.
Развернуть
О.М. Рапов «Княжеские владения на Руси в X — первой половине XIII в»

Олег (в крещении — Михаил, в иночестве — Гавриил) Святославич, второй сын великого князя С. Ярославича и, вероятно, Килликии или Кикилии, неизвестной по происхождению. Из Черниговских Рюриковичей.

По известию нелетописных источников, Олег родился около 1055 г. Назван князь в честь архангела Михаила. Из них же известно, что после того как его отец в марте 1073 г. становится великим князем киевским, он получает в княжение Ростов. К этому же времени относится изображение Глеба на миниатюре из Изборника Святослава в кругу своей семьи. 

В начале 1076 г. Олег вместе с князем Владимиром Всеволодовичем Мономахом идет на помощь польскому королю Болеславу II Смелому (из Пястов; умер 21 марта 1081 г.) против чешcкого короля Братислава II (умер 14 января 1092 г.). Как вспоминает Владимир, князья совершают поход «за Глоговы (город. — Д.В. Донской) до Чешьскаго лѣса» (ныне на границе Западной Чехии и Германии. — Д.В. Донской), по некоторым нелетописным данным, Владимир и Олег берут с чехов окуп в 1000 гривен серебра и возвращаются на Русь.

После смерти отца Олег продолжает еще некоторое время княжить в г. Владимире- Волынском, но в начале 1078 г. выведен оттуда Владимиром Мономахом. Живет у своего дяди Всеволода Ярославича в Чернигове.

В том же году, 8 апреля, на пасхальном обеде, вероятно, происходит ссора между Владимиром и Олегом. 10 апреля последний бежит в г. Тмуторокань. Летом того же года вместе с князем Борисом Вячеславичем и половцами идут против князя Всеволода. Олег побеждает 25 (по другим данным, 26) августа своего дядю у р. Сожицы (по Н.М. Карамзину — Оржица, правый приток Сулы) и вступает в Чернигов. Князья Всеволод и Изяслав Ярославичи собирают войско и с сыновьями подступают к Чернигову. Олег и его союзник Борис сражаются с ними и терпят поражение 3 октября на Нежатиной Ниве (на правом берегу Канины (?), правого притока Десны; ныне местность около Чернигова). Князь «в малѣ дружинѣ» снова спасается бегством в Тмуторокань.

Княжит Олег там недолго; в 1079 г. он захвачен хазарами и заточен «за море ко Царюграду». Оттуда власти византийского императора Никифора III Воганиата (умер после 1081 г.), по рассказу паломника игумена Даниила (умер около 1120 г.), отправляют его в ссылку на остров Род (ныне Родос в юго-восточной части Эгейского моря в Греции), где Олег проводит «два лета и две зимы».

В конце 1082 г. Олег, отпущенный императором Алексеем I (из Комнинов; умер 15 августа 1118 г.), приходит из Витании в Тмуторокань и занимает княжеский стол. Сидевших там Давыда Игоревича и Володаря Ростиславича он захватывает в плен, а хазар, бывших виновниками его заточения и смерти его брата Романа, казнит. В 1083 г. Олег отпускает обоих пленных князей за Днепр. В это время он носит титул «архонта Матрахии, Зихии и всей Хазарии» (Тмуторокани, Северо-Западного Предкавказья и Хазарии. — Д.В. Донской).

В начале лета 1094 г. Олег с половецкою ратью идет из Тмуторокани к Чернигову. В течение 8 дней осаждает в нем Владимира Мономаха, который уступает ему «град отца», заключает мир и удаляется в Переяславль «на святаго Бориса день» (непереходящее празднование 24 июля. — Д.В. Донской). Половцы в качестве платы за военную помощь грабят окрестности Чернигова.

Весной 1096 г. Святополк Изяславич и Владимир зовут Олега в Киев на совет о том, как защититься от половцев, в котором планируют участвовать церковные иерархи, дружина и горожане. Олег же, послушав своих советников, отказывается ехать. Разгневанные этим решением князья, решив, что Олег сдружился с половцами, идут на него ратью. 3 мая того же года Олег бежит из Чернигова и затворяется в г. Стародубе-Северском. После 33 дней осады сдается и целует крест на том, что вместе с братом своим Давыдом явятся в Киев на совет.

Летом того же года Олег идет в Смоленск к брату Давыду. Здесь он, вероятно, предпринимает попытку вокняжиться, но «не прияша его Смолияне». Далее он подступает с войском к Мурому; заслышав о том, Изяслав Владимирович собирает большую рать из Суздаля, Ростова и Белоозера. Олег убеждает Изяслава отступиться от Мурома, но тот не соглашается; 6 сентября происходит сражение, в котором Изяслав убит. Олег входит в Муром, но, не удовлетворившись этим, занимает Суздаль и Ростов. Брат Изяслава, Мстислав Владимирович, посылает к нему с требованием уйти из чужой волости и обещает ходатайствовать за него перед отцом. Тем временем Олег замышляет захватить Великий Новгород. Мстислав с новгородцами выступает на Олега. Тот оставляет Ростов и Суздаль (последний сжигает) и отступает к Мурому. Вновь начинаются переговоры о мире.

«В пятокъ» 27 февраля 1097 г. в битве «на Кулачьцѣ» (на р. Колокше, левом притоке Клязьмы; по мнению некоторых историков — это название местности на южной окраине г.Суздаля. — Д.В. Донской) решительную победу одерживает войско князя Мстислава, который вновь выражает готовность выступить посредником при примирении Олега с Владимиром Мономахом и другими князьями. Мономах сам пишет к Олегу письмо.

В этом же году участвует в княжеском съезде в Любече, где за всеми князьями закрепляются владения их отцов, принимается декларация междукняжеских отношений. Нарушившим же ее будут грозить «кресть честныи и вся земля Русьская». Считается, что по итогам съезда Олег стал владетелем части Черниговской и Вятической земель, по нелетописным данным — городов Мурома и Тмуторокани.

В августе 1099 г. (по С.В. Цыбу) Олег участвует в съезде русских князей «въ Увѣтичих» (г. Витичев. — Д.В. Донской). В 1100 г. на р. Золотче (левый приток Днепра под Киевом), а потом в Сакове он участвует в переговорах с половцами, где 15 сентября наконец заключается мирный договор.

Зимой 1104–05 гг. Олег вместе с Путятой (умер после 1113 г.), воеводой великого князя киевского Святополка Изяславича, принимает участие в походе на Минск против полоцкого князя Глеба Всеславича.

12 января 1108 г. Олег номинально женит своего сына, вероятно, Святослава (в списках ПВЛ (начала ХII в.) имя его отсутствует; предлагаемая реконструкция по В.Н. Татищеву), на дочери половецкого хана Аепы Гиргенева.

2 мая 1115 г. в Вышгороде Олег участвует вместе с другими князьями в перенесении мощей русских святых князей Бориса и Глеба. По настоянию его и его брата Давыда, мощи святых ставятся не посреди церкви, как желал Мономах, а «в комару идеже отець... назнаменалъ».

1 августа того же года Олег Святославич умирает, погребен 2 августа в Чернигове в соборной церкви Святого Спаса.

Князь был женат дважды:

1) на Феофании из дома византийских аристократов Музалонов, брак с которой был заключен во время его ссылки в Византию;

2) с начала 90-х гг. XI в. на дочери половецкого хана Осулука, от которой были все его дети: Всеволод, Глеб (умер осенью 1138 г.), Святослав, Игорь, Иван (умер в 1148 г.) и, по нелетописным данным, Олег (упоминается в 1150 г.).

Развернуть
Д.В. Донской «Рюриковичи. Исторический словарь»

Цитаты

в том же 1094 году половцы явились опять, и на этот раз ими предводительствовал Олег Святославович из Тмутаракани: жестокое поражение, потерпенное двоюродными братьями в прошлом году от половцев, дало Олегу надежду получить не только часть в Русской земле, но и все отцовские волости, на которые он с братьями имел полное право: внуки Ярослава находились теперь друг к другу по роду и, следовательно, по волостям точно в таком же отношении, в каком находились прежде сыновья, а считать себя изгоем Олег не хотел. Он пришел к Чернигову, где осадил Мономаха в остроге; окрестности города, монастыри были выжжены; восемь дней билась с половцами дружина Мономахова и не пустила их в острог; наконец, Мономах пожалел христианской крови, горящих сел, монастырей, сказал: «Не хвалиться поганым», и отдал Олегу Чернигов, стол отца его, а сам пошел на стол своего отца, в Переяславль. Так описывает сам Мономах свои побуждения; нам трудно решить, на сколько присоединялся к ним еще расчет на невозможность долгого сопротивления с маленькою дружиною, в которой по выезде его из Чернигова не было и ста человек, считая вместе с женами и детьми; мы видели, что большую часть дружины потерял он в битве при Стугне, где пали все его бояре; попавшихся в плен он после выкупил, но их было, как видно, очень мало. С этою-то небольшою дружиною ехал Мономах из Чернигова в Переяславль через полки половецкие; варвары облизывались на них, как волки, говорит сам Мономах, но напасть не смели. Олег сел в Чернигове, а половцы пустошили окрестную страну: князь не противился, он сам велел им воевать, ибо другим нечем ему было заплатить союзникам, доставившим ему отцовскую волость. «Это уже в третий раз, говорит летописец, навел он поганых на Русскую землю; прости, господи, ему этот грех, потому что много христиан было погублено, а другие взяты в плен и расточены по разным землям». На Руси Олегу этого не простили, и сколько любили Мономаха как доброго страдальца за Русскую землю, защищавшего ее от поганых, столько же не любили Олега, опустошавшего ее с половцами; видели гибельные следствия войн Олеговых, забыли обиду ему нанесенную, забыли, что он принужден был сам добывать себе отцовское место, на которое не пускали его двоюродные братья.
Развернуть
Тогда Святополк и Владимир послали в Чернигов к Олегу звать его с собою вместе на половцев; Олег обещался идти с ними и пошел, но не вместе: ясно было, что он не доверял им; быть может, поступок с Итларем был одною из причин этого недоверия. Святополк и Владимир пошли к половцам на вежи, взяли их, попленили скот, лошадей, верблюдов, рабов и привели их в свою землю. Недоверие Олега сильно рассердило двоюродных братьев; после похода они послали сказать ему: «ты не шел с нами на поганых, которые сгубили Русскую землю, а вот теперь у тебя сын Итларев; убей его, либо отдай нам: он враг Русской земле». Олег не послушался, и встала между ними ненависть. Вероятно, в связи с этими событиями было движение на севере брата Олегова, Давыда, о котором до сих пор дошедшие до нас списки летописи ничего не говорили; только в своде летописей Татищева читаем, что остальные Святославичи при Всеволоде имели волость в Муроме — известие очень вероятное; по смерти же Всеволода, как видно, Мономах принужден был отречься не от одного Чернигова в пользу Олега, но должен был уступить также и Смоленск Давыду. В конце 1095 года, когда загорелась снова вражда между Олегом и братьями его, Святополком и Владимиром, последние отправились к Смоленску, вывели оттуда Давыда и дали ему Новгород, откуда сын Мономаха, Мстислав, посаженный дедом Всеволодом еще по удалении Святополка, был переведен в Ростов: вероятно, они не хотели, чтобы волости Святославичей соприкасались друг с другом, причем братья могли легко действовать соединенными силами; в Смоленской волости, которая должна была разделять волости Святославичей, Святополк и Владимир должны были посадить кого-нибудь из своих, и вот есть известие, что Владимир посадил здесь сына своего Изяслава. Но Давыд, может быть, по соглашению с братом, недолго жил в Новгороде и отправился опять в Смоленск, впрочем, как видно, с тем, чтобы оставить и Новгород за собою же, потому что когда новгородцы в его отсутствие послали в Ростов за Мстиславом Владимировичем и посадили его у себя, то Давыд немедленно выступил опять из Смоленска к Новгороду; но на этот раз новгородцы послали сказать ему: «Не ходи к нам», и он принужден был возвратиться с дороги опять в Смоленск. Изгнанный им отсюда Изяслав бросился на волости Святославичей, сперва на Курск, а потом на Муром, где схватил посадника Олегова и утвердился с согласия граждан. В следующем, 1096, году Святополк и Владимир послали сказать Олегу: «Приезжай в Киев, урядимся о Русской земле пред епископами, игуменами, мужами отцов наших и людьми городскими, чтобы после нам можно было сообща оборонять Русскую землю от поганых». Олег велел отвечать: «Не пойду на суд к епископам, игуменам да смердам». Если прежде он боялся идти в поход вместе с братьями, то могли он решиться ехать в Киев, где знал, что духовенство, дружина и граждане дурно расположены к нему? Мог ли он отдать свое дело на их решение? Притом князь, который привык полагаться во всем на один свой меч, им доставать себе управу, считал унизительным идти на суд пред духовенство и простых людей. Как бы то ни было, гордый ответ Олега возбудил к нему еще сильнейшее нерасположение в Киеве: летописец сильно укоряет черниговского князя за смысл буйный. за слова величавые, укоряет и злых советников Олега. Святополк и Владимир послали после этого объявить ему войну. «Ты нейдешь с нами на поганых, велели они сказать ему, нейдешь к нам на совет — значит, мыслишь на нас недоброе и поганым помогать хочешь; пусть же бог рассудит нас!» Князья выступили против Олега к Чернигову; Святославич выбежал пред ними и заперся в Стародубе, вероятно, для того, чтобы быть ближе к братним волостями получить оттуда скорее помощь. Святополк и Владимир осадили Стародуб и стояли под ним 33 дня; приступы были сильные, но из города крепко отбивались; наконец, осажденные изнемогли: Олег вышел из города, запросил мира и получил его от братьев, которые сказали ему: «Ступай к брату своему Давыду, и приезжайте оба вместе в Киев, к столу отцов и дедов наших: то старший город во всей земле, в нем следует собираться нам и улаживаться». Олег обещался приехать, целовал крест и отправился из Стародуба в Смоленск; но смольняне не захотели принять его, и он принужден был ехать в Рязань.
Видя, что Святославичи не думают приезжать в Киев на уряжение, Святополк с Владимиром пошли было к Смоленску на Давыда, но помирились с ним; а между тем Олег с Давыдовыми полками пошел из Рязани к Мурому на Изяслава, сына Мономахова. Изяслав, узнавши, что Олег идет на него, послал за суздальцами, ростовцами, белозерцами и собрал много войска. Олег послал сказать ему: «Ступай в волость отца своего, в Ростов, а это волость моего отца, хочу здесь сесть и урядиться с твоим отцом: он выгнал меня из отцовского города, а ты неужели и здесь не хочешь дать мне моего же хлеба?» Изяслав не послушался его, надеясь на множество войска; Олег же, прибавляет летописец, надеялся на свою правду, потому что был он теперь прав. Это замечание летописца очень любопытно: Олег лишился Чернигова и Мурома вследствие войны, которую начали против него двоюродные братья, следовательно, по понятиям современников, самая война была несправедлива: в противном случае летописец не оправил бы Олега, потому что тогда отнятие волости было бы только достойным наказанием за его неправду. Перед стенами Мурома произошла битва между Олегом и Изяславом; в лютой сечи Изяслав был убит, войско его разбежалось — кто в лес, кто в город. Олег вошел в Муром, был принят гражданами, перехватал ростовцев, белозерцев, суздальцев, поковал их и устремился на Суздаль; суздальцы сдались; Олег усмирил город: одних жителей взял в плен, других рассеял по разным местам, имение у них отнял. Из Суздаля пошел к Ростову, и ростовцы сдались; таким образом он захватил всю землю Муромскую и Ростовскую, посажал посадников по городам и начал брать дани. В это время пришел к нему посол от Мстислава Владимировича из Новгорода: «Ступай из Суздаля в Муром, велел сказать ему Мстислав, в чужой волости не сиди; а я с дружиною пошлем к отцу моему и помирю тебя с ним; хотя ты и брата моего убил — что же делать! В битвах и цари и бояре погибают». Олег не захотел мириться, он думал взять и Новгород и послал брата своего Ярослава в сторожах на реку Медведицу, а сам стал на поле у Ростова. Мстислав, посоветовавшись с новгородцами, послал от себя в сторожах Добрыню Рагуйловича, который прежде всего перехватил Олеговых данников (сборщиков дани). Когда Ярослав узнал, что данники перехвачены, то в ту же ночь бросился бежать к Олегу с известием, что Мстислав идет. Олег отступил к Ростову, Мстислав за ним; Олег двинулся к Суздали), Мстислав пошел за ним и туда; Олег зажег Суздаль и побежал к Мурому; Мстислав пришел в Суздаль и, остановившись здесь, послал опять с миром к Олегу, велел сказать ему: «Я моложе тебя; пересылайся с отцом моим, да выпусти дружину, а я во всем тебя послушаю». Причина такой скромности со стороны Мстислава заключалась в том, что он был крестный сын Олегу. Последний видел, что ему трудно одолеть Мстислава силою, и потому решился действовать хитростью: послал к Мстиславу с мирным ответом, и когда тот, понадеявшись на мир, распустил дружину по селам, Олег неожиданно явился на Клязьме; Мстислав обедал в то время, когда ему дали знать о приближении Олега, который думал, что племянник, застигнутый врасплох, побежит; однако Мстислав не побежал: к нему в два дня собралась дружина — новгородцы, ростовцы и белозерцы; он выстроил ее перед городом, и когда явился Олег, то ни тот, ни другой не хотели начать нападение и стояли друг перед другом четыре дня; а между тем Мономах прислал на помощь к Мстиславу другого сына своего, Вячеслава, с половцами. На пятый день Олег выстроил дружину и двинулся к городу; Мстислав пошел к нему навстречу и, отдав стяг (знамя) Мономахов половчину Куную, отдал ему также пеший полк и поставил его на правом крыле. Сошлись биться: полк Олегов против полка Мстиславова, полк Ярославов против полка Вячеславова. Мстислав с новгородцами перешел пожар, схватился с врагами на реке Колакче и начал одолевать, а между тем Кунуй с пешими зашел в тыл Олегу и поднял стяг Владимиров: ужас напал тогда на Олега и на все его войско, которое бросилось бежать. Олег прибежал в Муром, затворил здесь брата Ярослава, а сам пошел в Рязань. Мстислав по его следам пришел к Мурому, заключил мир с жителями, взял своих людей, ростовцев и суздальцев, захваченных прежде Олегом, и пошел на последнего к Рязани; Олег выбежал и отсюда, а Мстислав договорился и с рязанцами, которые выдали ему также пленников. Из Рязани послал он в третий раз к Олегу с мирными предложениями: «Не бегай, но шли к братьи с просьбою о мире: не лишат тебя Русской земли; а я пошлю к отцу своему просить за тебя». Олег обещал послушаться его; Мстислав возвратился к Суздалю, оттуда в Новгород и точно послал к Мономаху просить за своего крестного отца.
Мономах, получив письмо от сына, написал к Олегу: «Пишу к тебе, потому что принудил меня к тому сын твой крестный: прислал ко мне мужа своего и грамоту, пишет: уладимся и помиримся, а братцу моему суд пришел; не будем за него местники, но положимся во всем на бога: они станут на суд перед богом, а мы Русской земли не погубим. Увидав такое смирение сына своего, я умилился и устрашился бога, подумал: сын мой в юности своей и в безумии так смиряется, на бога все возлагает, а я что делаю? Грешный я человек, грешнее всех людей! Послушался я сына своего, написал к тебе грамоту: примешь ли ее добром или с поруганьем — увижу по твоей грамоте. Я первый написал к тебе, ожидая от тебя смиренья и покаянья. Господь наш не человек, а бог всей вселенной, что хочет — все творит в мгновенье ока; а претерпел же хуленье, и плеванье, и ударенье, и на смерть отдался, владея животом и смертью; а мы что люди грешные? Ныне живы, а завтра мертвы; ныне в славе и в чести, а завтра в гробе и без памяти: другие разделят по себе собранное нами. Посмотри, брат, на отцов наших: много ли взяли с собою, кроме того, что сделали для своей души? Тебе бы следовало, брат, прежде всего прислать ко мне с такими словами. Когда убили дитя мое и твое пред тобою, когда ты увидал кровь его и тело увянувшее, как цветок, только что распустившийся, как агнца заколенного, подумать бы тебе, стоя над ним: «увы, что я сделал! Для неправды света сего суетного взял грех на душу, отцу и матери причинил слезы! Сказать бы тебе было тогда по-давыдовски: аз знаю грех мой, предо мною есть выну! Богу бы тебе тогда покаяться, а ко мне написать грамоту утешную да сноху прислать, потому что она ни в чем не виновата, ни в добре, ни в зле: обнял бы я ее и оплакал мужа ее и свадьбу их вместо песен брачных; не видал я их первой радости, ни венчанья, за грех мой; ради бога пусти ее ко мне скорее: пусть сидит у меня, как горлица, на сухом дереве жалуючись, а меня бог утешит. Таким уж, видно, путем пошли дети отцов наших: суд ему от бога пришел. Если бы ты тогда сделал по своей воле, Муром взял бы, а Ростова не занимал и послал ко мне, то мы уладились бы; но рассуди сам: мне ли было первому к тебе посылать или тебе ко мне; а что ты говорил сыну моему: «Шли к отцу», так я десять раз посылал. Удивительно ли, что муж умер на рати, умирали так и прежде наши прадеды; не искать было ему чужого и меня в стыд и в печаль не вводить это научили его отроки для своей корысти, а ему на гибель. Захочешь покаяться пред богом и со мною помириться, то напиши грамоту с правдою и пришли с нею посла или попа: так и волость возьмешь добром, и наше сердце обратишь к себе, и лучше будем жить, чем прежде; я тебе ни враг, ни местник. Не хотел я видеть твоей крови у Стародуба; но не дай мне бог видеть крови и от твоей руки, и ни от которого брата по своему попущению; если я лгу, то бог меня ведает и крест честной. Если тот мой грех, что ходил на тебя к Чернигову за дружбу твою с погаными, то каюсь. Теперь подле тебя сидит сын твой крестный с малым братом своим, едят хлеб дедовский, а ты сидишь в своей волости: так рядись, если хочешь, а если хочешь их убить, они в твоей воле; а я не хочу лиха, добра хочу братьи и Русской земле. Что ты хочешь теперь взять насильем, то мы, смиловавшись, давали тебе и у Стародуба, отчину твою; бог свидетель, что мы рядились с братом твоим, да он не может рядиться без тебя; мы не сделали ничего дурного, но сказали ему: посылай к брату, пока не уладимся; если же кто из вас не хочет добра и мира христианам, то пусть душа его на том свете не увидит мира от бога. Я к тебе пишу не по нужде: нет мне никакой беды; пишу тебе для бога, потому что Мне своя душа дороже целого света».
Развернуть

Княжения

Годы княжения Место княжения
1073(?) (1075?) – 1078 Волынская земля
лето 1094 – 1097 Черниговская земля
Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"