Средневековая Русь > Князья > Александр Ярославич
Средневековая Русь

Александр Ярославич

Имя князя: Александр Ярославич
Прозвище: Невский
Годы жизни: 1221 – 1263
Ветвь: Всеволодичи
Колено: 11

Князь всея Руси 

Великий князь суздальский, князь новгородский
 
Жена – Александра, дочь полоцкого князя Брячислава
 
Дети:
 
1. Василий (ум. 1271) 
2. Дмитрий (ум. 1294), князь переяславский, князь владимирский 
3. Андрей (ум. 1304), князь городецкий, князь владимирский 
4. Даниил (1261-1303), князь московский 
5. Евдокия 
Развернуть
Второй сын князя переяславского, владимирского и киевского Ярослава Всеволодича. Княжа в Новгороде, в возрасте 19 лет разбил в 1240 шведов на Неве. В 1242 разгромил войско ливонских рыцарей на Чудском озере. В 1245 разбил литовцев. В 1249 получил в столице Монгольской империи Каракоруме киевский стол и с ним формальное главенство среди всех русских князей. В 1252 получил от Батыя владимирское княжение. Со времени правления Александра Невского Новгород Великий стал признавать своим князем того, кто занимал престол во Владимире.
Развернуть
А.А. Горский
Сын Ярослава Всеволодича, князя переяславского, а затем владимиро-суздальского, внук Всеволода Большое Гнездо. Он родился 30 мая 1220 г. В 1228, 1230 и 1232–1233 гг. Александр держал Новгород Великий вместе со старшим братом Федором. Около 1236 г Ярослав Всеволодич, уходя на княжение в Киев, вновь посадил Александра в Новгороде. На этот раз Александр пробыл там 5 лет. После блестящей победы над шведами он «распревся с новгородци» и ушел княжить в Переяславль-Залесский. Немецкое наступление на западе Новгородской земли заставило новгородцев вновь обратиться к Ярославу Всеволодичу с просьбой прислать в Новгород Александра. Он прибыл туда в 1241 г. и находился на новгородском княжении до 1246 г., когда ему пришлось идти «в Татары». В Новгородской первой летописи младшего извода под 1250 г. записано: «Прииха князь Александр из Орды, и бысть радость велика в Новегороде». По Лаврентьевской летописи, в Орде «приказаша Олександрови Кыев и всю Русьскую землю», а Владимирское великое княжество отошло к его брату Андрею. После этого Александр вновь обосновался в Новгороде. В 1252 г. Александр Невский опять ходил в Орду и на этот раз получил в держание всю Северо-Восточную Русь. Умер Александр Ярославич великим князем владимиро-суздальским 14 ноября 1263 г.
Развернуть
О.М. Рапов «Княжеские владения на Руси в X — первой половине XIII в»

Александр Ярославич, второй сын великого князя Я. Всеволодовича и княгини Ростиславы Мстиславны, дочери новгородского и галицкого князя М. Мстиславича Удатного. По порядку престолонаследия — сорок восьмой великий князь.

Как полагают, княжич родился в 1221 г., предположительно 13 мая, так как его святым покровителем был мученик Александр Римлянин (умер в начале IV в.). По историку В.Н. Татищеву, княжич родился 30 мая 1220 г.

Первое косвенное известие об Александре может быть отнесено к 1223 г. Тогда, по летописному известию, «поиде князь Ярослав съ княгынею и съ дѣтми Переяслалю». Неназванные дети князя Ярослава — Федор и Александр.

Летом 1228 г. после ухода отца из Великого Новгорода оставлен там вместе со старшим братом Федором на попечение боярина Федора Даниловича и тиуна Якима.

В начале 1229 г. в городе начинаются волнения. В «сыропустныя недѣли въ уторник (в данном случае 20 февраля. — Д.В. Донскойв ночь» княжичам приходится тайно бежать к отцу в Переяславль-Залесский.

В конце 1230 г. Ярослав примиряется с новгородцами и вновь возвращается в Великий Новгород (30 декабря). Однако, пробыв в городе лишь две недели, он возвращается в Переяславль, оставив на княжении в Великом Новгороде (где в то время свирепствовали страшный голод и мор) сыновей Федора и Александра. 10 июня 1233 г., накануне собственной свадьбы, в Великом Новгороде внезапно умирает князь Федор, и Александр остается единственным номинальным правителем Великого Новгорода.

В 1236 г. князь Ярослав Всеволодович уходит на княжение в Киев, «а в Новѣгородѣ посади сына своего Олександра». С этого времени начинается самостоятельная политическая деятельность князя Александра Ярославича.

Во время нашествия на Русь хана Батыя (умер в 1255 г.), в начале 1238 г., Александр находится в Великом Новгороде. Как известно, татары не дошли до самого города, разорив лишь пограничный город новгородской земли Торжок «на Зборъ по Федоровѣ неделе» (в данном случае 21 февраля. — Д.В. Донской), и 5 марта повернули на Селигерскую дорогу, устремясь к Великому Новгороду. Путь войска хана Батыя пролег восточнее озера Селигера к озеру Велье и далее на с. Яжелбицы (на р. Полометь, правом притоке Полы; ныне поселок Валдайского района Новгородской области) к верховьям р. Холовы (левого притока Мсты). Хан искал подход к городу, огибая с востока озеро Ильмень. Здесь, согласно Писцовой книге Деревской пятины 1495 г., в Яжелбицком погосте находилось «озеро у Игнатцова къста». Именно здесь, за 100 верст до Великого Новгорода, на р. Щебериха, и был расположен летописный Игнач Крест, от которого татарское войско поворачивает (18–20 марта) назад, оказавшись в весенней трясине новгородских лесов.

После гибели (4 марта) в битве в окрестностях с. Божонки на р. Сити (правом притоке Мологи) дяди Александра, великого князя Юрия Всеволодовича, и ухода хана Батыя, великокняжеский престол во Владимире-на-Клязьме занимает его отец — Ярослав Всеволодович.

В 1239 г. Александр женится на княжне Александре, дочери полоцкого князя Брячислава Васильковича. Венчание происходит в Торопце; «ту кашю чини (свадебный пир. — Д.В. Донской), а в Новѣгородѣ другую». В том же году князь приступает к строительству городов по р. Шелони (впадает в озеро Ильмень) для защиты своих границ от вторжений литовцев.

В 1240 г. новгородская земля подвергается нападению шведов. Побуждаемый папой Григорием IX (умер 22 августа 1241 г.), шведский король Эрик XI Леспе (умер 2 февраля 1250 г.) направляет против Великого Новгорода войско на 50 судах. Во главе него, по некоторым данным, стоит зять короля, будущий ярл Биргер (из Фолькунгов; умер 1 октября 1266 г.), но по другим, шведские войска возглавляли тогдашний ярл Швеции, двоюродный брат Биргера, Ульф Фасси (умер после 1248 г.) и монах доминиканского ордена, англичанин Томас (умер в 1248 г.).

Шведы останавливаются на р. Неве (близ устья ее левого притока, Ижоры). Александр, собрав новгородцев и ладожан, стремительно выступает им навстречу и в воскресенье 15 июля «въ 6 час дни» (начало битвы в 9 часов 30 минут местного времени. — Д.В. Донской) наносит противнику полное поражение. По рассказу «Жития Александра Невского» (несколько редакций XIII–XVIII вв.) сообщается, что он, сражаясь в самой гуще битвы, собственноручно «възложи печать на лице острымъ своимъ копиемъ» предводителю шведского войска. Эта победа приносит Александру великую славу и почетное прозвище «Храбрый», а после канонизации в качестве святого в 1547 г., он получает наименование «Невский», под которым и входит в историю.

В конце лета того же года немецкие рыцари разворачивают наступление на псковские земли и 16 сентября занимают Псков. Между тем, Александр ссорится с новгородцами и в конце того же года вместе с матерью, супругой и дружиной уезжает из Великого Новгорода к отцу в Переяславль-Залесский.

Тем временем немецкая угроза Великому Новгороду становится все более очевидной. В начале 1241 г. немецкие рыцари действуют уже в 30 верстах к северо-западу от города, грабя купцов по р. Луге вплоть до Сабельского погоста. После неоднократных обращений новгородцев к отцу Александра, великому князю Ярославу Всеволодовичу, Александр соглашается вернуться в город.

В том же году он идет на Копорье — построенную немцами крепость в новгородских пределах, «и взя городъ, а нѣмци приведе в Новѣгородъ, а инѣхъ пусти по своеи воли, а вожанъ и чюдцю перевѣтникы (изменников. — Д.В. Донскойизвѣша».

В 1242 г., соединившись с братом Андреем, присланным отцом ему в помощь из Суздальской земли, Александр «изгоном», зайдя с запада, освобождает от немцев Псков и вступает в чудскую землю. В субботу, 5 апреля 1242 г., на льду Чудского озера, встав у «Воронѣя камени», он одерживает еще одну победу, прославившую его имя, — победу над объединенным войском Ливонского ордена, дерптского епископа и чуди (так называемое «Ледовое побоище»). Русское войско гнало еще 7 верст по льду до Суболичьского (западного) берега остатки вражеского войска. Данные о потерях и пленных коалиционных сил ордена сообщают летописцы. Новгородский пишет: «и паде Чюди бещисла, а Нѣмецъ 400, а 50 руками яша (реминисценция с Иез. 21. 24. — Д.В. Донской) и приведоша в Новъгородъ», а псковский добавляет, что «овы извязавъ поведе босы по леду». Немецкие источники дают число на порядок меньше, считая потери только рыцарей: «Там было убито двадцать братьев-рыцарей, а шесть было взято в плен». Военная и политическая победа Александра была очевидна. В том же году орден присылает посольство с просьбой о мире и отказывается от притязаний на все Новгородские земли. Александр заключает мир и обменивается с противником заложниками и пленными.

В 1244 г. в Великом Новгороде умирает мать Александра, принявшая перед смертью постриг с именем Евфросиния. Александр хоронит ее (4 мая) в Юрьевом монастыре, рядом с могилой своего брата Федора.

В 1245 г. Александр оказывает помощь новоторжскому князю Ярославу Владимировичу в его борьбе с литовцами. Настигает литовцев у Торопца и отнимает у них полон. Затем преследует их со своей дружиной и побеждает под городами Зижцем и Усвятом. По словам автора «Жития Александра Невского», победы князя нагнали такой страх на литовцев, что те «начаша оттолѣ блюсти (бояться. — Д.В. Донскойимени его».

В конце 1246 г. Александр узнает о смерти на обратном пути из ставки великих ханов в Монголии своего отца, великого князя Ярослава Всеволодовича (30 сентября). Отравительница Ярослава, вдова великого хана Угедея (из Чингизидов; убит 5 джумада II 639 г. х. = 11 декабря 1241 г.), мать Гуюка, Туракина-хатун (умерла в конце 1246 г.), призывает к себе и Александра, однако князь отказывается ехать к ней.

В начале следующего года он прибывает во Владимир, где участвует в торжественном погребении отца во Владимирском Успенском соборе. Освободившийся великокняжеский стол занимает дядя Александра, князь Святослав Всеволодович; племянников же своих Святослав сажает «по городом, якоже бѣ имъ отець урядилъ Ярославъ». По завещанию отца, Александр, вдобавок к Великому Новгороду, получил от дяди еще и Тверь.

В конце того же 1247 г. Александр получает послание хана Батыя: «аще хощеши съблюсти землю свою, то приеди скоро къ мнѣ и видиши честь царства моего». Вслед за своим братом Андреем отправляется в орду к хану Батыю, который, в свою очередь, посылает братьев в г. Каракорум, ставку великих ханов. Зимой 1249–50 гг., по решению старший вдовы хана Гуюка (умер в 646 г. х. = 26 апреля 1248 г. — 15 апреля 1249 г.) Огуль-Гамиш (умерла в марте 1252 г.), враждовавшей в то время с ханом Батыем, владимирский стол получает Андрей (норма монгольского права, когда владетелем отцовского улуса считается младший сын). Александру же достается менее привлекательная южная часть Русских земель вместе с Киевом, который продолжает считаться главным столом Руси. После разорения 1240 г. город был «сведен почти ни на что: едва существует там двести домов, а людей тех держат они (монголы. — Д.В. Донскойв самом тяжелом рабстве». Через несколько месяцев братья возвращаются на Русь.

Тем временем папский престол не оставляет попытки втянуть Александра в орбиту своего влияния, о чем свидетельствуют буллы «Pater futuri saeculi» (23 января 1248 г.) и «Aperuit Dominus oculos tuae mentis» (15 сентября 1248 г.).

Впрочем, князь не обращает большого внимания на них, он не едет в полученный Киев, а задерживается на некоторое время во Владимире. 27 декабря 1249 г. он оплакивает здесь смерть и провожает в г. Углич тело своего двоюродного брата Владимира Константиновича, а в феврале следующего года прощается с другим своим родственником, ярославским князем Василием Всеволодовичем. После этого, в марте 1250 г., Александр возвращается, наконец, в свой Великий Новгород. В начале мая того же года он принимает митрополита Кирилла III (умер 6 (по другим данным, 7 декабря 1280 г.) декабря 1281 г.), который впоследствии становится его ближайшим сподвижником. Митрополит ставит 21 мая в архиепископы новгородские блаженного Долмата (умер 21 октября 1274 г.).

В 1251 г. Александр впадает в тяжелую болезнь; его навещает и молится о его выздоровлении митрополит Кирилл III. Предположительно в том же году (если не в предшествующем 1250-м) принимает папских послов, кардиналов Галда и Гемонта, которые пытаются навязать ему политический союз в обмен на признание главенства папы Иннокентия IV (умер 7 декабря 1254 г.; этим переговорам предшествовала переписка, которую князь вел с папой в 1248 г.). Александр отвечает послам отказом.

К тому же 1251 г. относятся и переговоры Александра с норвежским королем Хаконом IV Хаконарсоном (умер 15 декабря 1263 г.) по поводу размежевания пограничных территорий и возможности заключения династического союза — бракосочетания сына Василия и дочери Хакона; однако до этого дело так и не доходит.

В 1252 г. Александр вновь отправляется в орду. В том же году Русь подвергается новому разорительному нашествию так называемой «Неврюевой рати» (рать под командованием татарского царевича Неврюя и воевод Котья и Олабуги), целью которого было наказание Андрея, брата Александра, за независимую политику, и ускорение полной выплаты дани. После бегства Андрея из Руси, Александр торжественно возвращается во Владимир с ярлыком на великое княжение, полученным от ордынского хана Сартака (умер в 652 г. х. = 21 февраля 1254 г. — 9 февраля 1255 г.). Митрополит Кирилл и жители города встречают его «со кресты у Золотых воротъ... и бысть радость велика в градѣ Володимери». В Великом Новгороде же Александр сажает на наместничество своего старшего сына Василия.

Весной 1255 г. Александр оплакивает смерть своего брата, галичского князя Константина и хоронит его тело в Успенском соборе во Владимире. В конце весны того же года новгородцы изгоняют из города сына Александра Василия и приглашают брата Невского — князя Ярослава Ярославича. Александру с большим трудом (хотя и без кровопролития) удается подавить мятеж в городе и сменить неугодного ему посадника Анания Феофилактовича (умер в начале сентября 1257 г.), поборника новгородской вольности, на лояльного ему Михалка Степановича (убит зимой 1257–58 гг.).

В следующем 1256 г. Александр вновь приезжает в Великий Новгород, на этот раз вместе с митрополитом Кириллом. Известие об этом заставляет шведов (которые попытались укрепиться на р. Нарове, вытекающей из Чудского озера и впадающей в Финский залив) немедленно бежать прочь. Несмотря на тяжелые зимние условия, Александр предпринимает успешный поход в Финляндию («на Емь»), против шведов. После этого, забрав с собой заложников из числа новгородцев, уходит в Суздальскую землю, а в Великом Новгороде оставляет своего сына Василия.

В 1257 г. Александр вместе с другими князьями отправляется в орду к новому ордынскому хану Улагчи (умер в 1258 г.). В том же году на Русь являются татарские численники и переписывают население для более точного обложения его данью. Появление к концу года татарских численников в Великого Новгороде вызывает крайнюю неприязнь жителей. На сторону новгородцев переходит даже сын Александра, Василий; при известии о приближении отца и татарских отрядов он бежит из города во Псков. Александр выводит сына из Пскова в Суздальскую землю и жестоко расправляется с зачинщиками новгородского мятежа: «овому носу урѣзаша, а иному очи выимаша, кто Василья на зло повелъ». Летописец назидательно замечает по этому поводу, что «всякъ бо зло дѣя злѣ да погибнетъ». Тем не менее, перепись населения в городе была отложена до 1259 г.

В 1258 г. Александр с другими князьями вновь идет в орду.

Зимой 1259–60 гг., вместе с татарскими численниками и в сопровождении своего брата Андрея и племянника ростовского князя Бориса Васильковича, Александр опять приезжает в Великий Новгород, подавляет начавшийся здесь мятеж против татарской переписи населения; татарские численники, «вземше число», уезжают в орду. Затем, в конце февраля 1260 г., оставляет там на княжении своего сына Дмитрия, а сам приезжает в Ростов «въ среду середокрестныа недѣли» (в данном случае 10 марта. — Д.В. Донской). В 1261 г. появляется на свет младший сын князя Александра, Даниил, будущий князь московский.

В 1262 г. Александр заключает союз с литовским королем Миндовгом (убит 5 августа (по другим данным, 12 сентября) 1263 г.) и в том же году отправляет своего сына Дмитрия и брата Ярослава в поход на Дерпт. Князья захватывают город (за исключением цитадели) и с большим полоном возвращаются домой.

В том же году во многих городах Северо-Восточной Руси — Владимире, Суздале, Ростове, Ярославле и других — вспыхивают восстания против «бесермен» — откупщиков татарской дани. Александр отправляется в орду к хану Берке (умер в 1266 г.) — по словам автора его «Жития»: «дабы отмолити люди от бѣды тоя». Хан задерживает его в орде почти на год: «и удержа и Берка, не пустя в Русь; и зимова в Татарѣхъ и разболѣся».

Только осенью 1263 г. тяжело больной князь возвращается из орды на Русь. 14 ноября в Городце-Радилове он принимает схиму (с именем Алексий) и в ту же ночь умирает. Во Владимире митрополит Кирилл, узнав о случившемся, такими словами объявил народу о его смерти: «Чада моя, разумѣите, яко уже заиде солнце земли Суздальскои». Тело князя переносят во Владимир и в пятницу 23 ноября («на память святаго отца Амфилохия» (епископа Иконийского; умер после 394 г.)) погребают с честью во владимирском монастыре Рождества Пресвятой Богородицы в юго-западном углу, под хорами.

По словам автора «Жития Александра Невского», князь отличался высоким ростом и необычной красотой: «взоръ» его паче инѣх человекъ, и глас его — акы труба в народѣ, лице же его — акы лице Иосифа … сила же бѣ его — часть от силы Самсоня». Здесь же приводятся слова Батыя, впервые увидевшего князя: «Истинну ми сказасте, яко нѣсть подобна сему князю».

Русская Православная Церковь причислила благоверного великого князя Александра Ярославича Невского к лику святых, как воителя за Русскую землю и Православную веру. Его память празднуется 23 ноября (в день его кончины) и 30 августа (в день перенесения мощей). Мощи князя, вследствие видения иноку-пономарю, открываются во владимирском монастыре Рождества Пресвятой Богородицы в начале сентября 1380 г. (перед Куликовской битвой); общерусская канонизация святого происходит на Соборе в феврале 1547 г. 1 июля 1697 г. митрополит Иларион (умер 14 декабря 1707 г.) переносит мощи князя в новую серебряную раку; в 1724 г., по повелению всероссийского императора Петра I Великого (из Романовых; умер 28 января 1725 г.) они были торжественно перенесены в г. Санкт-Петербург и 30 августа положены в Александро-Невской лавре.

Житие князя существует в 9 редакциях; древнейшее написано современниками (списки XIV в.), а пространная редакция составлена в 1591 г. архиепископом Ионой Думиным (умер 7 марта 1608 г.). Служба написана в середине XVI в. Владимирского Рождественского монастыря иноком Михаилом.

Александр Ярославич был женат с 1239 г. на Александре, дочери полоцкого князя Брячислава Васильковича. По некоторым данным, у него была и вторая супруга — Васса, которая похоронена во Владимире-на-Клязьме, в Успенском (Княгинином) монастыре (почитается как местночтимая святая).

Его дети: Василий, Евдокия (упоминается в 1262 г.; святая, местночтимая), Дмитрий, Андрей Скоросый, Даниил. По нелетописным данным, у него был еще один сын Даниил, который умер в детстве, в 1258 г.

Развернуть
Д.В. Донской «Рюриковичи. Исторический словарь»

Цитаты

После Ярослава старшинство и стол владимирский наследовал по старине брат его Святослав, который утвердил племянников своих, сыновей Ярослава, на уделах, данных им покойным великим князем. Еще в 1242 г. Невский ездил в Орду, потому что Батый прислал сказать ему: «Мне покорил бог многие народы, неужели ты один не хочешь покориться моей державе? Если хочешь сберечь землю свою, то приходи поклониться мне и увидишь честь и славу царства моего». Летописец говорит, что хан, увидавши Александра, сказал своим вельможам: «Все, что мне ни говорили об нем, все правда: нет подобного этому князю». По смерти отца Александр отправился к Батыю вместе с братом Андреем; с берегов Волги поехали они, по обычаю, в Татарию; а между тем в отсутствие старших Ярославичей в Руси произошла важная перемена: один из младших братьев их, Михаил, по прозванию Хоробрит, князь московский, отнял у дяди Святослава великое княжение и сам заступил его место. Это явление очень важно, потому что здесь мы видим совершенный произвол, полное невнимание ко всякому родовому праву, исключительное преобладание права сильного: Михаил не был даже и старшим сыном от старшего брата. Михаил скоро погиб в битве с литовцами, еще до возвращения старших братьев из Орды, где Александр был утвержден на столе киевском и новгородском, удерживая также на северо-востоке как отчину Переяславль Залесский, Андрей же получил великое княжение владимирское. Изгнанный дядя Святослав ездил в Орду; неизвестно, требовал ли он у хана возвращения великокняжеского достоинства или нет; известно только то, что не получил его и скоро умер (в 1252 г.). Оставался князь, который по старине мог предъявить права свои на великое княжение: именно Владимир углицкий, сын Константина ростовского, старшего из сыновей Всеволода III; но кто мог думать о праве Владимира в то время, когда Михаил московский не обращал никакого внимания ни на свое бесправие, ни на право дяди? Ярославичи были сильнее углицкого князя; этого было довольно, чтоб заставить позабыть о последнем.
Развернуть
раздел между Ярославичами не был мирен; есть известие, что Александр с Андреем имели в Орде большой спор, кому быть во Владимире, кому — в Киеве, и хан отдал Киев Александру, а Владимир — Андрею, основываясь на завещании покойного великого князя Ярослава. Что же могло заставить Ярослава завещать старшему Александру Киев, а младшему Андрею — Владимир? Быть может, особенная любовь к Андрею, который оставался всегда при нем; быть может, также, что Ярослав, желая удержать и Южную Русь в своем роде, отдал Киев Александру, как более способному держать его. Но если подобное завещание существовало в самом деле, то оно исключало необходимо брата Святослава, тогда как летопись говорит прямо, что Святослав утвердил племянников на уделах, как распорядился покойный Ярослав. Впрочем, есть средство согласить оба свидетельства: Ярослав при жизни назначил Александра в Киев, Андрей оставался на севере; по изгнании Святослава Михаилом и по смерти последнего Андрей, желая получить владимирский стол, настаивал на том, что уже старший брат его получил старший стол — Киев и Русскую землю по распоряжению покойного отца, и тем убедил хана, который для собственной безопасности мог не желать усиления Александра. Но Александр, как старший, не мог быть доволен таким решением, ибо давно уже Владимир получил первенство над Киевом относительно старшинства, давно уже киевские князья не могли быть без владимирских; теперь особенно, когда Южная Русь была опустошена, когда Киев представлял одни развалины, владение им не могло быть лестно. Вот почему Невский мог считать себя вправе сердиться на младшего брата, видеть в нем хищника прав своих (1249 г.). Как бы то ни было, Андрей два года спокойно сидел во Владимире; Александр, по некоторым известиям, хотел идти в Киев, но был удержан новгородцами, представившими ему опасность от татар на юге. В 1250 году Андрей вступил в тесную связь с Даниилом галицким, женившись на его дочери; а в 1252 году Александр отправился на Дон к сыну Батыеву Сартаку с жалобою на брата, который отнял у него старшинство и не исполняет своих обязанностей относительно татар. Александр получил старшинство, и толпы татар под начальством Неврюя вторгнулись в землю Суздальскую. Андрей при этой вести сказал: «Что это, господи! покуда нам между собою ссориться и наводить друг на друга татар; лучше мне бежать в чужую землю, чем дружиться с татарами и служить им». Собравши войско, он вышел против Неврюя, но был разбит и бежал в Новгород, не был там принят и удалился в Швецию, где был принят с честию. Татары взяли Переяславль, захватили здесь семейство Ярослава, брата Андреева, убили его воеводу, попленили жителей и пошли назад в Орду. Александр приехал княжить во Владимир; Андрей также возвратился на Русь и помирился с братом, который помирил его с ханом и дал в удел Суздаль.
Но скоро началась у Александра вражда с другим братом, Ярославом, княжившим в Твери.
Развернуть
в Новгороде не все были довольны великим князем Александром, вместо которого княжил теперь здесь сын его Василий, и вот в 1255 году новгородцы выгнали Василия и перевели к себе изо Пскова Ярослава тверского. Но Василий не думал уступать дяде без борьбы и, засевши, по обычаю, в Торжке, дожидался отца своего с полками, и ждал недолго; Александр явился с двоюродным братом своим Димитрием Святославичем и, присоединив к себе сына с новоторжцами, выступил против Новгорода; на дороге встретил его какой-то Ратишка с переветом. «Ступай, князь! — говорил он, — брат твой Ярослав убежал». Несмотря, однако, на бегство князя, новгородцы не хотели безусловно покориться Александру и выстроили два полка, конный и пеший, причем в первый раз высказались две сословные партии: меньшие люди, собравши вече у св. Николы, сказали: «Братья! а что как князь скажет: выдайте мне врагов моих!» В ответ все меньшие целовали образ богородицы стать всем заодно — либо живот, либо смерть за правду новгородскую, за свою отчизну. Но лучшие люди думали иначе: им хотелось побить меньших и ввести князя на своей воле, и Михалко, сын последнего посадника, внук Твердиславов, предводитель стороны лучших людей, уже побежал из города к св. Георгию (к Юрьеву монастырю), чтоб оттуда со своим полком ударить на меньших. Посадником в это время на место Твердиславова сына Степана (умершего в 1243 году) был Анания, который, желая добра Михалку, послал за ним тайно; но весть о замысле Михалковом уже разнеслась между черными людьми, и они погнали было грабить его двор, но были удержаны посадником. «Братья, — говорил им Анания, — если хотите убить Михалка, то убейте прежде меня!» Он не знал, что лучшие люди уже порешили схватить его самого и посадничество отдать Михалку. Между тем посол Александров явился на вече и объявил народу волю княжескую: «Выдайте мне Ананию-посадника, а не выдадите, то я вам не князь, еду на город ратью». Новгородцы отправили к нему с ответом владыку и тысяцкого: «Ступай, князь, на свой стол, а злодеев не слушай, на Ананию и всех мужей новгородских перестань сердиться». Но князь не послушал просьб владыки и тысяцкого; тогда новгородцы сказали: «Если, братья, князь согласился с нашими изменниками, то бог им судья и св. София, а князь без греха», — и стоял весь полк три дня за свою правду, а на четвертый день Александр прислал объявить новое условие: «Если Анания не будет посадником, то помирюсь с вами». Это требование было исполнено: Анания свергнут, его место занял Михалко Степанович, и Василий Александрович опять стал княжить в Новгороде.
Через год (1257 г.) злая весть, что татары хотят наложить тамги и десятины на Новгород, опять смутила его жителей. Первая перепись татарская для сбора дани должна была происходить еще в начале княжения Ярослава; Плано-Карпини говорит, что во время пребывания его в России ханы — Куюк и Батый — прислали сюда баскаком одного сарацина, который у каждого отца семейства, имевшего трех сыновей, брал одного, захватил всех неженатых мужчин и женщин, не имевших законных мужей, также всех нищих, остальных же перечислил, по обычаю татарскому, и обложил данью: каждый человек мужского пола, какого бы возраста и состояния ни был, обязан был платить по меху медвежью, бобровому, соболиному, хорьковому и лисьему; кто не мог заплатить, того отводили в рабство. В 1255 году умер Батый, ему наследовал сын его Сартак, или Сертак, скоро умерший, и Золотая Орда досталась брату Батыеву, Берге, или Берке. По воцарении этого нового хана, в 1257 году, по русским известиям, происходила вторая переписью приехали численники, сочли всю землю Суздальскую, Рязанскую и Муромскую, поставили десятников, сотников, тысячников и темников, не считали только игуменов, чернецов, священников и клирошан. Подобная же перепись происходила одновременно во всех странах, подвластных татарам, и везде служители всех религий, исключая еврейских раввинов, были освобождены от подати. В Новгороде после вести о переписи все лето продолжалось смятение; а зимою убили посадника Михалка; «если бы кто добро друг другу делал, — прибавляет летописец, — то добро бы и было, а кто копает под другим яму, тот сам в нее попадает». Вслед за этим приехал в Новгород великий князь с татарскими послами, которые начали требовать десятины и тамги; новгородцы не согласились, дали дары для хана и отпустили послов с миром; сам Василий, сын Невского, был против дани, следовательно, против воли отцовской, и выехал во Псков, как только отец приехал в Новгород; Александр выгнал его оттуда и отправил в Суздальскую область, а советников его наказал жестоко. Волнения не прекращались в Новгороде: тою ж зимою убили Мишу, быть может того самого, который так славно бился со шведами при Неве; посадничество дано было Михаилу Федоровичу, выведенному из Ладоги. Целый следующий год, однако, прошел без слухов о требованиях татарских; но в 1259 г. приехал с Низу (из Суздальской области) Михайла Пинещинич с ложным посольством. «Если не согласитесь на перепись, — говорил он новгородцам, — то уже полки татарские в Низовой земле». Новгородцы испугались и согласились; но когда зимою приехал Александр и с ним окаянные татары-сыроядцы с женами, то опять встал сильный мятеж; татары испугались и начали говорить Александру: «Дай нам сторожей, а то убьют нас», и князь велел их стеречь но ночам сыну посадничью со всеми детьми боярскими. Татарам наскучило дожидаться. «Дайте нам число, или побежим прочь», — говорили они. Но в Новгороде и в этом случае, как в предыдущем, высказались две враждебные сословные партии: одни граждане никак не хотели дать числа. «Умрем честию за св. Софию и за домы ангельские», — говорили они; но другие требовали согласия на перепись и наконец осилили, когда Александр с татарами съехали уже с Городища. И начали ездить окаянные татары по улицам, переписывая домы христианские. Взявши число, татары уехали; вслед за ними отправился и князь Александр, оставивший в Новгороде сына Димитрия.
В Новгороде стало тихо; но поднялись волнения на востоке, в земле Ростовской: здесь в 1262 году народ был выведен из терпения насилиями татарских откупщиков дани; поднялись веча и выгнали откупщиков из Ростова, Владимира, Суздаля, Переяславля и Ярославля; в последнем городе убит был в это время отступник Изосим, который принял магометанство в угоду татарскому баскаку и хуже иноплеменников угнетал своих прежних сограждан. Понятно, что в Орде но могли спокойно снести этого события, и полки татарские уже посланы были пленить христиан: тогда Александр, чтобы отмолить людей от беды, отправился в четвертый раз в Орду; как видно, он успел в своем деле благодаря, быть может, персидской войне, которая сильно занимала хана Берге. Но это было уже последним делом Александра: больной поехал он из Орды, проведши там всю зиму, и на дороге, в Городце Волжском, умер 14 ноября 1263 года, «много потрудившись за землю Русскую, за Новгород и за Псков, за все великое княжение отдавая живот свой и за правоверную веру». Соблюдение Русской земли от беды на востоке, знаменательные подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси, сделали его самым видным историческим лицом в нашей древней истории — от Мономаха до Донского. Знаком этой памяти и славы служит особое сказание о подвигах Александровых, дошедшее до нас вместе с летописями, написанное современником и, как видно, человеком близким к князю. Великий князь Александр Ярославич, говорит автор сказания, побеждал везде, а сам не был нигде побежден; приходил в Новгород от западных стран знаменитый рыцарь, видел Александра и, возвратясь в свою землю, рассказывал: «Прошел я много стран и народов, но нигде не видал такого ни в царях царя, ни в князьях князя»; такой же отзыв сделал об нем и хан. Когда Александр после отцовой смерти приехал во Владимир, то был грозен приезд его, промчалась весть о нем до самых устий Волги, и жены моавитские начали стращать детей своих: «Молчи, великий князь Александр едет!» Однажды явились к нему послы из великого Рима от папы, который велел сказать Александру: «Слышали мы о тебе, князь, что ты честен и дивен, и велика земля твоя: поэтому прислали мы к тебе от двенадцати кардиналов двоих хитрейших — Галда и Гемонта, да послушаешь учения нашего». Александр, подумавши с мудрецами своими, описал папе все случившееся от сотворения мира до седьмого вселенского собора, прибавив: «Все это мы знаем хорошо, но от вас учения не принимаем». Идя по следам отцовским, Александр передавал много золота и серебра в Орду на выкуп пленных. Митрополит Кирилл был во Владимире, когда узнал о смерти Александра; он так объявил об этом народу: «Дети мои милые! знайте, что зашло солнце земли Русской», и все люди завопили в ответ: «Уже погибаем!»
Развернуть

Княжения

Годы княжения Место княжения
1236 – Конец 1240-нач.1241 Новгородская земля
1241 – 14 ноября 1263 Новгородская земля
Зима 1249/50 – 14 ноября 1263 Киевская земля
1252 – 1263 Владимирское княжество
Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"