Оглавление

  • 1. Введение. 7
  • 2. Интеллигенция. Революция. Национальность. Литература. 19
    • 1. Декаденство и мистический реализм. 21
    • 2. Русские богоискатели. 34
    • 3. К психологии революции. 46
    • 4. Из психологии русской интеллигенции. 67
    • 5. Бунт и покорность в психологии масс. 79
    • 6. Больная Россия. 90
    • 7. Против максимализма. 101
    • 8. Мережковский о революции. 108
    • 9. Россия и Запад. 126
    • 10. К вопросу об интеллигенции и нации. 135
    • 11. О литературном распаде. 144
    • 12. Преодоление декаденства. 159
    • 13. По поводу одной замечательной книги. 170
    • 14. Философская истина и интеллигентская правда. 177
    • 15. Черна анархия. 199
  • 3. Религия. Церковь. 205
    • 1. Нигилизм на религиозной почве. Победоносцев. 207
    • 2. К вопросу об отношении христианства к общественности. 215
    • 3. Распря церкви и государства в России. 227
    • 4. Христос и мир, (ответ В. В. Розанову). 240
    • 5. Католический модернизм и кризис современного сознания. 259
    • 6. Опыт философского оправдания христианства, (о книге Несмелова). 280
    • 7. Открытое письмо Архиепископу Антонию. 305

Читать книгу

Оригинальное название: Духовный кризисъ интеллигенции

Издательство: Тип. Товарищества "Общественная польза"

Место издания: СПб.

Год издания: 1910

Количество страниц: 314 с.

Рубрики: Русская философия
Теги: Интеллигенция, Культура, Кризис

Духовный кризис интеллигенции


Предлагаемый сборник статей по темам и направлению близок, как признается сам автор, к критической задаче сборника «Вехи», и потому "может внести свою лепту в тот капитал, который пойдет на открытие путей исхода из духовного кризиса, ныне переживаемого русской интеллигенцией". Автор твердо уверен в том, что всякий серьезный кризис с социальной и политической своей стороны является лишь поверхностью, лишь производным, корни же лежат в духовной и таинственной глубине бытия, а потому и выход из кризиса связан с перерождением этих глубин. В основу нового для русского интеллигента мировоззрения должна быть положена не только идея субстанциональности личности и нации, т. е. вневременности и неистребимости органических корней личности и нации, но и идея свободы.