Краткая библиографическая справка


Трубецкой Евгений Николаевич

(князь) — писатель и общественный деятель. Род. в 1863 г.; окончил курс в Московском университете по юридическому факультету. Состоял доцентом в Демидовском ярославском лицее и Киевском университете, потом занял в последнем профессорскую кафедру. С 1906 г. состоит профессором энциклопедии и истории философии права в Москов. университете. Из его трудов особенного внимания заслуживают диссертации: магистерская — "Религиозно-общественный идеал западного христианства в V в. Миросозерцание блаженного Августина" (Москва, 1892), и докторская — "Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI в. Идея Божеского царства у Григория VII и публицистов его современников" (Киев, 1897). Историческому христианству Т. приписывает организующую роль в политической жизни современных культурных народов; но поскольку средневековые отцы церкви смешивали порядок благодатный с порядком правовым, постольку их вероучение является для Т. христианством односторонним-законническим, обреченным на утрату своей силы. Миросозерцание блаженного Августина Т. считает как бы типичной феноменологией христианского самосознания и излагает его со всем блеском художественной архитектуры и творческого синтеза. Центральным положением религиозно-политического учения Григория VII Т. признает идею всемирного царского священства, долженствующего обнять собой не только клир, но и мир. Несмотря на внутренние партийные распри, западная церковь, по убеждению Т., вносила нередко мир и единство в хаос средневековых политических сил и давала европейским народам возможность сохранить плоды общечеловеческой духовной культуры среди окружающего варварства. Эту высокую миссию христианская церковь должна и может сохранить за собой в наши дни, если сбросит с себя вековые путы недостойного прислужничества у светской власти. В статье: "Церковь и освободительное движение" ("Право", 1905, 15) Т. высказывает уверенность, что русское духовенство может "колокольным звоном возвещать всеобщий праздник обновления" и радоваться успехам политической оппозиции. Для этого служители нашей государственной религии должны отрешиться от начал рабского оппортунизма и вернуться к высоким заветам митрополита Филиппа, бесстрашно обличавшего правительственную неправду. Наибольшее впечатление на широкие круги русского общества произвела небольшая статья Т. в № 39 "Права" 1904 г.: "Война и бюрократия". Впервые на страницах легальной русской печати было ясно указано, что истинной причиной военных неудач является многолетняя косность общества, жившего "по произволу всевластной бюрократии, словно в дортуаре участка". Дальнейшими политическими событиями были вызваны статьи Т. в "Праве" за 190 5 г.: "Ответ губернских предводителей", "Крах" и др. В настоящее время Т. состоит редактором-издателем "Московского Еженедельника", служащего органом партии мирного обновления, одним из лидеров которой является Т. Неполитические статьи Т. помещены, большей частью, в журнале "Вопросы философии и психологии". Таковы блестящие этюды: "Политические идеалы Платона и Аристотеля", "Философия христианской теократии", "Философия права профессора Л. И. Петражицкого", "Свобода и бессмертие" и др. В сборнике "Проблемы идеализма" Т. принадлежит небольшая, но чрезвычайно содержательная статья о роли идей в истории по учению К. Маркса и Энгельса. Отдельной книгой изданы очерки Т. по философии Ницше. Это едва ли не лучшая в европейской литературе монография по данному вопросу. Т. ценит у Ницше глубину трагического скептицизма, но к его попыткам положительных построений относится безусловно отрицательно.

В. Сперанский.

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.


ТРУБЕЦКОЙ Евгений Николаевич

(23 сентября 1863 – 23 января 1920) – рус. религ. философ, последователь и друг В. Соловьева; правовед и обществ. деятель; князь, брат С. Трубецкого. Окончил юридич. ф-т Моск. ун-та (1885); получил степень магистра (1892) и доктора (1897) философии. Преподавал в Ярославле, Киеве и (с 1905) в Москве; участвовал в организации и деятельности ряда науч. об-в (Психологич. об-ва при Моск. ун-те, Религ.-филос. об-ва им. В. Соловьева и др.). Т. – инициатор и участник книгоизд-ва "Путь" (1910–17), а также идеолог связанного с ним религ.-филос. направления. В годы гражд. войны в рядах т.н. Добровольческой армии Т. боролся против Сов. власти.
В гл. филос. соч. "Миросозерцание В. С. Соловьева" (т. 1–2, М., 1913), "Метафизич. предположения познания" (М., 1917) и "Смысл жизни" (М., 1918) Т. проводит критич. разбор философии Соловьева и развивает собств. систему. Освобождая учение Соловьева о "положительном всеединстве" от элементов пантеизма и эволюционизма в метафизич. аспекте и от утопич. "бесконфликтности" – в социальном, Т. корректирует тем самым филос. концепцию Соловьева в духе ортодокс, христ. доктрины.
Прежде всего Т. пересматривает скрыто-пантенстич. основоположения соловьевской софиологии (см. София), отмечая, что у Соловьева мир относится к вечной божеств. природе как явление к сущности и, след., оказывается обожествленным. Т. рассматривает мир как подлинное "другое" по отношению к божеств. природе, как создание из ничего. Вместе с тем Т. не отказался от центральной для философии Соловьева интуиции абс. всеединства и находит к этой проблеме собств. подход, опираясь на понятие абс. сознания. Абсолют, по Т., не являясь сущностью всего в мире, объемлет мир как всезнание, всеведение и всевидение, как "...полнота совершенного и абсолютного сознания обо всем" ("Смысл жизни", Берлин, 1922, с. 23). Всеединая мысль и всеединое сознание охватывает действительное и возможное, правду и заблуждения. Мир во времени, по Т., онтологически связан с божеств. премудростью, с вечным миром божеств. идей как с замыслом о себе; он есть относит. небытие, призванное увековечиться в качестве бытия. В этой связи богочеловеч. процесс (совершенствование человека и человечества в боге) представлен у Т. как свободное осуществление божеств. замысла (к-рый человек волен принять или отвергнуть). В отличие от полугностич. (см. Гностицизм) традиции Соловьева, Булгакова, Флоренского, у к-рых София не всегда отграничивалась от сущности ("души") мира, Т. более последовательно отождествляет ее с замыслом, с идеальным первообразом и констатирует в тварном мире "софийные" и "антисофийные" потенции. Отличая божеств. всеведение в вечности (сверхврем. созерцание временнóго потока) от предопределения, Т. согласует в духе христ. вероучения всеблагого бога и "лежащий во зле" мир (проблема теодицеи и свободы воли; ср. также с учением Л. Карсавина о "всевремени").
В связи с тем, что концепция абс. сознания занимает в религ.-филос. доктрине Т. центральное место, его учение тяготеет к классич. объективному идеализму, в основание к-рого положено абс. понятие, а не абс. лицо. Связь с нем. идеализмом обнаруживается и в преимуществ. внимании Т. к гносеологич. проблемам. Т. предпринял критику Канта, показывая, что исходный пункт его критической, "беспредпосылочной" философии является догмой, и упрекая Канта в нежелании осознать свой догматизм (см. "Метафизич. предположения познания"). По Т., интуиция всеединого сознания представляет собою необходимую предпосылку всякого человеч. познавания. Любой истине присуща форма вечности, она имеет сверхврем. и сверхпсихологич. значение и тем самым приобщена к вселенскому Логосу. В духе противопоставления текучих фактов бытия их вечному смыслу, зафиксированному в божеств. "камере-обскуре" и познаваемому человеч. мыслью, Т. стремился разрешить апории Зенона, критиковал иррационализм Бергсона и полемизировал с "мистич. алогизмом" современных ему религ. философов – Флоренского, Булгакова, Эрна. У последних он находит неосознанное кантианство (в сочетании с неприязнью к Канту), к-рое трактует логич. формы мысли как чисто субъективные, антропологически обусловленные. Согласно Т., субъективны не логич. нормы, облеченные в форму всеединства, а лишь дискурсивное и рефлектирующее мышление, переходящее от термина к термину и психологически ограниченное как всякий процесс во времени (в отличие от сверхврем. созерцания, свойственного абс. мысли). Мысль, отказывающаяся от логики, абсолютизирующая антиномии и не стремящаяся их "снять", отпадает от всеединства. Т.о., Т. выполняет филос. завет Соловьева – защищает религ. значение человеч. мысли в ее форме разумной интуиции.
Концепция абс. сознания лежит также в основе работы Т. о рус. иконописи – "Умозрение в красках". Т. утверждает (обеспеченную божеств. созерцанием) объективную реальность красок и звуков, а не только физич. и психич. процессов, им соответствующих.

Соч.: Религ.-обществ. идеал зап. христианства в 5 в., ч. 1, М., 1892; Религ.-обществ. идеал зап. христианства в 11 в., вып. 2, К., 1897; Философия Ницше, М., 1904; Социальная утопия Платона, М., 1908; Умозрение в красках, М., 1916; Смысл войны, вып. 1, М., 1914; Два зверя, М., 1918; Из прошлого, М., 1917, 2 изд., Вена, 1925; Воспоминания, София, 1921; Иное царство и его искатели в рус. нар. сказке, М., 1922; Три очерка о рус. иконии, Париж, 1965.

Лит.: Лопатин Л., Вл. С. Соловьев и кн. Е. Трубецкой, "Вопр. филос. и психол.", 1913, кн. 119, 120; 1914, кн. 123; Бердяев Η. Α., О земном и небесном утопизме, "Рус. мысль", 1913, сент., кн. 9; Зеньковский В. В., История рус. философии, т. 1–2, М., 1956; Лосский Н. О., История рус. философии, пер. с англ., М., 1954; История философии, т. 5, М., 1961 (см. имен. указатель).

И. Роднянская, С. Хоружий. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.


Трубецкой Евгений Николаевич

(23.09. (5.10).1863, Москва — 23.01.1920, Новороссийск) — философ, правовед, публицист, общественный деятель. Инициатор и участник книгоиздательства «Путь» (1910–1917), один из организаторов Психологического общества при Московском университете, Религиозно-философского общества памяти Вл. Соловьева.

Становление философских взглядов Трубецкого происходило в семейной среде в полемике с братом С. Н. Трубецким. Оба они в ранней юности пережили увлечение нигилистическими и материалистическими идеями. Впоследствии, под влиянием идей В. С. Соловьева и славянофилов, а также немецкой классической философии, Трубецкой перешел на позиции религиозной философии.

Обучаясь на юридическом факультете Московского университета (1881–1885), Трубецкой одновременно увлекался изучением истории философии. После окончания университета работал в Ярославском юридическом лицее. В 1892 г. получил степень магистра, после защиты докторской был профессором Киевского, а с 1906 г. Московского университета.

Обе его диссертации посвящены рассмотрению теократического идеала западноевропейского христианства — «Религиозно-общественный идеал западного христианства в V веке. Миросозерцание Блаж. Августина» (1892) и «Религиозно-общественный идеал западного христианства в XI веке. Идея Царства Божия у Григория VII и публицистов его времени» (1897).

2-томный труд «Миросозерцание Вл. С. Соловьева» (1913) до сих пор является одним из самых обстоятельных исследований творчества Соловьева. Наряду с анализом идей своего друга и учителя Трубецкой раскрывает в нем специфику и отличительные черты собственного мировоззрения.

Среди основных философских работ Трубецкого — «Философия Ницше» (1904), «История философии права» (1907), «Социальная утопия Платона» (1908), «Метафизические предположения познания. Опыт преодоления Канта и кантианства» (1917), «Смысл жизни» (1918) и др.

Особый интерес представляет цикл небольших сочинений на тему о смысле жизни в древнерусской религиозной живописи: «Умозрение в красках» (1915), «Два мира в древнерусской иконописи» (1916) и «Россия в ее иконе» (1918). В этих работах Трубецкой показал связь цветовой гаммы и содержания иконописных произведений. Он первый в отечественной литературе дал целостное эстетическое, философское, историческое и богословское истолкование древнерусской иконы.

Князь Трубецкой был также видным общественным и политическим деятелем. Он был членом Государственного совета (1907–1908), одним из основателей «Союза мирного обновления» и главным редактором печатного органа этого союза — «Московского еженедельника» (1906–1910), в котором публиковались Бердяев, Булгаков, И. А. Ильин, Эрн, Франк и др.

Основу партийной программы Трубецкого составляла идея эволюционного демократизма, согласно которому необходимо сменить царство произвола господством права путем реформ и культурной работы. Он критиковал и «черного зверя» (реакцию) за неуступчивость, и, не менее гневно, «красного зверя» (революцию) за всепоглощающее разрушение.

Октябрьскую революцию Трубецкой не принял. В годы гражданской войны — один из идеологов белого движения. Умер при эвакуации Добровольческой армии.

Достойны внимания мемуары Трубецкого, которые он начал писать в 1917 г. (Воспоминания. София, 1922; Из прошлого. Вена, 1925 (2-е изд.); Из путевых заметок беженца. Архив русской революции. Берлин, 1926. Т. 18). Он называл их «духовным завещанием России будущей» об «ушедшей навсегда поэзии прошлой России».

Трубецкой — один из представителей философии всеединства. В отличие от Соловьева, который утверждал единосущность Бога и мира, Трубецкой настаивал на точке зрения внеположности мира божественного и мира природного. Бог, считал он, обладает полной свободой воли, и отождествление его с творением невозможно.

Свобода у Трубецкого являлась также основой деятельности индивида. Если у Соловьева отношения между Богом и человеком основаны на любви, то у Трубецкого — на свободе выбора, которая есть источник не только добра, но и зла. Человек сам выбирает свой путь и несет ответственность за зло в мире. Поэтому София у Трубецкого является не посредницей между Богом и миром, а идеальным замыслом о мире, который человек может принять или отвергнуть (см. Софиология).

Трубецкой отрицал мысль Соловьева о том, что противоположение себе другого является для абсолютно сущего внутренней необходимостью, доказывая, что мир сотворен Богом не из первоматерии, а в свободном творческом акте из ничего. Он ограничил понимание человеком всеединого абсолютного знания, смысла всего существующего.

Смысл жизни Трубецкой видел в поиске вечных истин, которые заключены в Божественном сознании. Вечные истины неизменны, непреходящи и вневременны, люди открывают и находят их в процессе своей жизни.

Подобно Соловьеву, Трубецкой трактовал внешний мир как бессознательный, «слепой» и «хаотичный», но постепенно приближающийся к миру божественных идей. Вместе с тем, в отличие от Соловьева, считавшего, что божественные идеи представляют собой лишь идеальный образ грядущих тварей, которые рано или поздно достигнут полного осуществления, он утверждал, что созданные людьми искусственные предметы не являются отражением божественных вечных идей.

Он упрекал Соловьева за «смешение или неточное разграничение порядка естественного и порядка мистического». Идея о необходимости разграничения естественного и мистического знания (первое имеет дело с природными вещами и искусственно созданными предметами, а второе — с вечными божественными идеями) обосновывалась тем, что хотя наше познание обусловлено сущим, но не всякое знание есть знание о нем. Свободно от ошибок и истинно лишь мистическое сознание, оно универсально и пронизывает все сферы человеческого сознания.

Что касается временной действительности, то она, по мнению Трубецкого, доступна нашему познанию потому, что имеет место в универсальном сознании Абсолютного. Веруя в идею всеединства и Богочеловечества как в конечную цель развития мира, Трубецкой, в отличие от Соловьева, исходил из разграничения религиозно-нравственной и социально-экономической сферы.

По Трубецкому, церковно-государственный строй, за который ратовал Соловьев, может быть осуществлен лишь путем насилия, так как государство не является свободной организацией, его нельзя включить в Царство Божие. Выступая с критикой теократических идей Соловьева, Трубецкой выдвинул идею правового государства, считая право проявлением Абсолютного на несовершенной ступени человеческого развития.

По мнению Трубецкого, Евангелие ценит государство не как возможную часть Царства Божия, а как ступень, долженствующую вести к нему в историческом процессе. Поэтому надо научиться ценить всякое, даже относительное, усовершенствование в жизни общества и человека. «Всякая положительная величина, хотя бы и малая, должна быть предпочтена полному ничтожеству» (Миросозерцание Вл. Соловьева. Т. 1. С. 584).

Книги