XIX — нач. ХХ в.


Южная Осетия в составе Российской империи

После Кучук-Кайнараджийского мира, завершившего русско-турецкую войну 1768-1774 гг., появились предпосылки для присоединения Осетии к России, которое и было юридически оформлено в 1774 г. во время переговоров в Моздоке. В 1781 г. России присягнули общества Дигории. После присоединения Картли-Кахетии к России в 1801 г. к Горийскому уезду Грузинской (с 1840 г. — Грузино-Имеретинской) губернии кроме обществ Южной Осетии оказалось административно отнесено Туальское общество, в 1859 г. в виде Нарского участка переподчиненное Владикавказу (Военно-Осетинскому округу). В 1846 г. они вошли в состав Тифлисской губернии.

В 1842 г. Южная Осетия была разделена между Горским и Осетинским округами Тифлисской губернии, а часть (Кударское общество) оказалась в Рачинском округе Кутаисской губернии. В Кутаисской губернии до 1859 г. находилось и Мамисонское ущелье, присоединенное затем к Военно-Осетинскому округу. При этом начальник Горского округа имел титул «главного начальника». В 1859 г. юго-восточная часть Осетии в качестве Осетинского участка была передана из Горского округа в Осетинский, входивший в Горийский уезд.

Князья Эристави (бывшие ксанские эриставы) избрали пророссийскую ориентацию, надеясь с помощью русских штыков утвердить свою власть в Южной Осетии. Напротив, население южноосетинских обществ в своей значительной части поддерживало мятежных грузинских царевичей Юлона, Вахтанга, Парнаоза и Александра, обещавших освобождение от феодального гнета и сохранение положения казенных крестьян.

Первое восстание южных осетин, убивших помещика Мачабели и подстрекаемых царевичем Юлоном, относится к 1802 г. Благодаря дипломатическим талантам подполковника Федора Симановича, восставших удалось умиротворить без применения военной силы. Отряды недовольных царевичей Юлона и Парнаоза были рассеяны. В то же время решение вопросов о земле и собственности на крестьян было передано Верховному правительству Грузии, контролирующемуся грузинской феодальной знатью (тавадами). В 1803 г. это правительство разделило Южную Осетию между князьями Эристави (им досталось 50 сел) и Мачабели.

Новое восстание, начавшееся в 1804 г. в Тагаурии, также было поддержано жителями Южной Осетии. После ряда неудач войскам генерал-майора Петра Несветаева удалось подавить повстанческое движение. В деревне Шагарбели около Цхинвала роте штабс-капитана Новицкого удалось пленить царевича Юлона. Осетино-грузинские отряды были разбиты у Казбеги, на Кейсхевских высотах и в Ананури, после чего царевич Панаоз также попал в плен.

Для «закрепления успеха» новый (с 1807 г.) правитель Грузии полковник Федор Ахвердов предложил разместить войска в Ахалгори и Ломискане. В качестве уступки российская администрация пошла на размещение по территории Южной Осетии казачьих команд.

Опираясь на них, грузинские феодалы усилили давление на крестьян Южной Осетии. В ответ, с 1808 г., началась новая волна крестьянских волнений. Назначенный в 1808 г. главнокомандующим в Грузии генерал от кавалерии Александр Тормасов поручил подавление бунтовщиков грузинским феодалам — офицерам русской армии во главе с «маршалом дворянства Горийского уезда» Георгием Амилахваровым. Пять зачинщиков мятежа был повешены в Тифлисе и Цхинвале в сентябре 1809 г.

Очередное восстание во главе с сыном царевича Юлона Леваном вспыхнуло в Южной Осетии в 1810-1811 гг. Семь лидеров повстанцев во главе с Папой Цховребовым были повешены. Восставшие были отброшены от укрепления в Цхинвале, а полковник Карл Сталь 2-й во главе небольшого отряда проник в глубину гор Южной Осетии, разрушив значительное количество каменных башен.

В то же время против тезиса о «правах» Эристовых и Мачабеловых на Южную Осетию выступила группа грузинских дворян-азнауров во главе с архиепископом Телавским и Грузино-кавказским Досифеем Пицхелаури (возглавлявшим Осетинскую духовную комиссию) и Иорамом Черкезешвили. Досифей подчеркивал, что закрепощение южноосетинских крестьян отталкивает их от христианства.

В феврале 1812 г. на Южную Осетию распространилось новое восстание, начавшееся на этот раз в Кахетии. Подавленное, восстание через несколько месяцев вспыхнуло вновь. Доводы архиепископа Досифея и размах восстаний сделали свое дело: в 1814 г. император Александр I направил в Тифлис рескрипт о лишении князей Эристави владельческих прав в Южной Осетии и о передаче их имения в государственную собственность в обмен на вознаграждение «по 10 тысяч рублей в год потомственно».

Исполнение указа Александра I, с удовлетворением встреченного осетинами, тем не менее, начало тормозиться главнокомандующим на Кавказе генералом от инфантерии Николаем Ртищевым. В то же время князья Эристовы провоцировали антироссийские выступления в Южной Осетии. В 1816 г. при участии А.А. Аракчеева Комитет министров Российской империи приостановил изъятие в казну владений князей Эристави, а в феврале 1817 г. указ был дезавуирован.

Назначенный в 1816 г. главнокомандующим на Кавказе генерал Алексей Петрович Ермолов поддержал претензии князей Эристави на земли Ксанского ущелья. Ермолов и большинство российского чиновничества на Кавказе надеялись таким образом создать в Грузии надежную социальную базу, всецело поддерживающую императорскую Россию. Крестьяне, естественно, отказались нести повинности, не признавая никаких прав за князьями Эристави.

Первая карательная экспедиция во главе с генералом Георгием Эристави, оказавшаяся неудачной (на входе в Джамурское ущелье отряд был остановлен снежной бурей), была направлена в 1817 г., вторая, 1820 г, под руководством Горийского окружного начальника майора Титова, также не увенчалась успехом. В 1821 г. новая экспедиция майора Титова, прошедшего по Меджудскому, Патрийскому и Мало-Лиахвскому ущелью, была более удачной — селение Кроз близ Цхинвала было сожжено.

Направившись к ущелью Большой Лиахвы, отряд Титова встретил активное сопротивление местного населения. При этом в защиту осетин выступил экзарх Грузии Феофилакт, активно занятый восстановлением христианства в горах Осетии. Сами же осетины в 1820 г. через митрополита Феофилакта настойчиво просили об определении к ним российских чиновников и разрешении переселяться на казенные земли. Новые карательные экспедиции последовали в 1822, 1823 × 1824 гг.

В то же время именно Ермолов начал работы по обустройству Военно-осетинской дороги через Мамисонский перевал. В 1826 г. русские военные чиновники приступили к военно-топографическому и статистическому описанию Осетии.

Целями преемника (с 1827 г.) А. Ермолова, генерала от инфантерии Ивана Федоровича Паскевича, были обеспечение безопасного функционирования Военно-Грузинской дороги и установление на территории Осетии российской налоговой системы. Для этого в 1830 г. была предпринята военная экспедиция генерал-майора Павла Ренненкампфа.

Поводом стало нападение 40 осетин-кешельтцев на усадьбу грузинского феодала в селе Тигва. После выхода войск из Цхинвала, Джава присягнула России, но для покорения Кешельтского (Чеселтского) ущелья потребовалось кровопролитное сражение у горы Зикара (Зикарский перевал) и осада героически обороняющейся башни в селе Кола. Сопротивление осетин возглавляли Акка Кобисшвили и Беге Кочиев. Затем Ренненкампф двинулся в Урс-Туалту, а далее в Джимурское ущелье (Дзимыр) в верховьях Ксани и в Гнух (ущелье Малой Лиахвы), покорение которых оказалось менее затруднительным. Из 118 пленных 23 были прогнаны сквозь строй и сосланы на каторгу. В результате в Южной Осетии были введены четыре русских приставств, что завершило процесс включения региона в Российскую империю.

При этом русская администрация отказалась от создания в Южной Осетии традиционных для Грузии моуравств — Джавско-Кешельтского, Кошк-Рокского, Маглан-Двалетского и Ксанско-Джамурского. Приставами были назначены знающие осетинский язык грузинские дворяне, старшинами — сами осетины. Кроме того, Паскевич предпринял переселение нескольких южноосетинских сел во внутренние районы Грузии.

Паскевич, разобравшись в сложившейся ситуации, уже в 1830 г. направил в Генеральный штаб донесение о неправомерности притязаний Мачабели и Эристовых на Южную Осетию. В свою очередь князья Эристави направили в Правительствующий Сенат жалобу на действия русских властей. При этом князья Эристави стали активными участниками антироссийского заговора грузинcких феодалов 1829-1832 гг. Советником Казенной экспедиции Верховного Грузинского правительства Александром Яновским было в связи с этими событиями подготовлено одно из первых подробных описаний Южной Осетии. (Яновский Александр1. Осетия. Цхинвал. 1993).

В 1834 г. описание Осетии, включая её южную часть, было включено в «Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа», составленное И. Бларамбергом . (Бларамберг Иоганн2. Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа. Нальчик. 1999. с.215-266, 270-271).

После смены Паскевича генералом от инфантерии Григорием Розеном 1-м в 1831 г. позиция российской администрации снова меняется. В 1835 г. феодальные права князей Эристовых на ущелья Южной Осетии вновь были подтверждены. Последовала новая карательная экспедиция, разорившая села Мзив (Мзиу) возле Джавы и Дамцвара в Кешельтском ущелье. Петиция южноосетинских обществ Николаю I во время его приезда в Тифлис в 1837 г., когда императору были представлены документы, подтверждающие неправомочность притязаний Эристовых и Мачабеловых, не увенчалась успехом. При этом, правда, система приставств была сохранена, что не могло не ограничить самовластие тавадов. В Джаве в 1838 г. был размещен русский по национальности главный пристав для части южноосетинских обществ.

Новая делегация представителей южноосетинских обществ с жалобой на действия князей Мачабели и русского пристава направилась в Тифлис в 1840 г., но была арестована. Вслед за этим последовала очередная карательная экспедиция, причем предпринятые ею массовые репрессии, в том числе казни, в Петербурге после расследования были сочтены чрезмерными. Следствием расследования стало поступление имения князей Мачабели под административную опеку.

После следующей карательной экспедиции в 1843 г. волнения среди южных осетин ещё более усилились. К новому Кавказскому наместнику, генералу от инфантерии Михаилу Воронцову, отправились новые делегации от южноосетинских обществ.

В 1845 г. Горийский уездный суд поддержал претензии князей Мачабели на Урстджаварское, Джомагское и Рокское ущелья, но созданная Воронцовым комиссия признала решение суда незаконным. Недовольный этим Воронцов передал вопрос на рассмотрение Тифлисской палаты уголовного и гражданского суда, где в 1849 г. решение Горийского суда было подтверждено. Жалобы осетин на это решение были направлены в Сенат.

В 1849 г. были арестованы старшины сел Рук, Джомаг, Урсдзуар и Кошки. За этим в 1850 г. последовала новая карательная экспедиция во главе с генерал-майором и военным губернатором Тифлисской губернии Иваном Андрониковым. Сопротивление карателям возглавили Тасолтан и Махамат Томаевы (последний -поручик русской армии), и только части Малолиахвского и Джавского участков не приняли участия в восстании, подавленном только после тяжелых боев у Рокского перевала и в верховьях Большой Лиахвы.

Несмотря на закономерное поражение, восстание стало значимым этапом консолидации южноосетинских обществ. Существует гипотеза о том, что в планы организатора экспедиции Воронцова входила рекогносцировка возможности прокладки дороги через Рокский перевал.

В 1850 г. Николай I принял решение отказать притязаниям князей Мачабели на земли Южной Осетии, так как «опытом дознано, что горные осетины не будут без употребления военной силы исполнять следующей от них повинности». Воронцовым был предложен план урегулирования южноосетинского вопроса, максимально учитывающий интересы князей Мачабели: им назначался потомственный пансион в размере 6 тысяч рублей в год, осетинское население поступало в государственное ведомство, но за Мачабеловыми сохранялась собственность на осетинские земли.

В 1851 г. Сенат принял решение, приблизительно соответствующее плану Воронцова. Решение было подтверждено общим собранием правительствующего Сената и указом Николая I в 1852 г. Несмотря на половинчатость решения, им была признана независимость осетин южного склона Главного Кавказского хребта от притязаний грузинских феодалов. (параграфы 44 («Вовлечение Осетии в грузинский политический сепаратизм»), 45 («Соперничество России, Ирана и Турции в Восточной Осетии»), 46 («Восстание 1812 г. в Осетии»), 47 («Новый политический курс России на Кавказе. А.П. Ермолов в Осетии»), 48 («Планы покорения Кавказа в 20-30-е гг. XIX в.»), 49 («Карательная экспедиция генерала Ренненкампфа»), 53 («Социально-политическое движение в Южной Осетии в 30-50-е гг. XIX в.») М.М. Блиев, Р. С. Бзаров. Истории Осетии. — Владикавказ, 2000, с.253-279, 293-297, 308-313, 317-318).

После начала Крымской войны в Южной Осетии был сформирован отряд из 400 всадников, направленный на границу Российской империи. Около 300 осетин участвовали в сражении 14 ноября 1853 г. под крепостью Ахалцихе, некоторые из них были награждены. Именно с 1853 г. берет начало традиция самоотверженного и героического участия осетин в войнах, которые вели Российская империя и Советский Союз.

Крестьянская реформа 1861 г. встретила ожесточенное сопротивление грузинских феодалов, во главе которых стояли все те же Эристовы и Мачабеловы. Наряду с ними к грузинским помещикам в Южной Осетии относились Орджоникидзе, Павленишвили, Палавандишвили, Амираджиби, Диасамидзе, Абашидзе. В 1864 г. крепостное право в Тифлисской губернии было отменено указом Александра II.

Крестьянские наделы для поливных участков были определены в 5 десятин, для неполивных — в 10 десятин. В результате близкие к русской администрации грузинские феодалы зачастую добивались обезземеливания крестьян, их выселения или дальнейшего закабаления. Царская администрация также поощряла переселение южных осетин на зачастую ещё пустующие земли Кахетии (опустошенные в свое время набегами дагестанских горцев) или в район Карели. Миграционный поток продолжался до 1914 г.

Данные по численности осетин в Грузии на конец XIX — начало XX в. достаточно противоречивы. По переписи 1886 г. осетины в Тифлисской губернии составляли 8,96 %, то есть около 73 тыс. человек (карталинцы, то есть грузины, составляли 45,01 %). По несколько иным данным («Сакартвелос календари») в 1888 г. численность осетин на Кавказе составляла около 140 тыс. человек, из них в Тифлисской губернии проживало 53 965 человек (в Горийском уезде — 38 462, в Душетском — 14 574), в Кутаисской губернии — 3 тыс. В Тифлисе на 1896 г. проживало осетин 1271 мужского и 782 женского пола. (Цховребова З. Д. Осетины в Южной Осетии и Грузии в XIX-XX вв. Часть I. — Цхинвал. 2007).

Неизбежное сопротивление южных осетин закабалению первоначально принимало форму прошений (особенно прославился автор прошений и «поверенный» от осетинских крестьян Михаил Пухаев). С 1860-х гг. начинается подъем абречества, особенно набравшего силу в 1880-х — 1890-х гг.

В 1905 г. в Южной Осетии вспыхнула настоящая крестьянская война, направленная против грузинских феодалов. Следствием её стало придание Горийскому уезду нового статуса и назначение сюда генерал-губернатора полковника Альфтана, предложившего депортировать осетинские села. Осенью 1905 г. начались карательные экспедиции, сопротивление которым оказывала «красная сотня» Антона-«Наполеона» Дриаева. Назначенный вместо Альфтана начальником Горийского и Душетского уездов генерал Бауэр также не мог справиться с ситуацией.

Царская администрация создает на территории Южной Осетии Цхинвальский участок, разделенный на два участка — Цхинвальский и Горно-Осетинский. Свержение в декабре 1905 г. официальной власти в Цхинвальском участке заставило российскую администрацию ввести здесь военное положение. Волна крестьянских выступлений пошла на спад, но вновь поднялась весной 1906 г. (Всеволод Миллер. Осетинские этюды. Владикавказ. 1992. с.502-504, 513-537, 600-614, 668-677) ;(Марк Блиев. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. — М. 2006. с.33-334);(«История южных осетин» под ред. Л. А. Чибирова с.76-143).




1 — Яновский Александр Григорьевич (родился около 1798 г. — ?) — переводчик, чиновник Военного министерства, Сената, министерств юстиции и финансов. В 1828-1831 гг. служил на Кавказе.

2 — Бларамберг Иван Федорович (1800-1878 гг.) — уроженец Франкфурта-на-Майне, с 1823 г. в России, окончил Институт Корпуса инженеров путей сообщения, в 1830-1832 гг. в Отдельном Кавказском корпусе. В дальнейшем исследовал берега Каспийского моря, казахские степи, являлся военным советником персидского шаха, с 1845 г. член Русского географического общества, генерал-лейтенант (с 1862 г.), начальник Корпуса военных топографов (1866-1867 гг.).
Независимость Южной Осетии

Акт провозглашения независимости Республики Южная Осетия

1992 год. 29 мая

Территория Республики Южная Осетия является неделимой, и отныне на территории Южной Осетии имеют силу исключительно Конституция и законы Республики Южная Осетия.


Признание независимости Южной Осетии

Заявление Президента Российской Федерации Д.А. Медведева о признании независимости Южной Осетии и Абхазии.

2008 год. 26 августа

Учитывая свободное волеизъявление осетинского и абхазского народов, руководствуясь положениями Устава ООН, декларацией 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, Хельсинкским Заключительным актом СБСЕ 1975 года, другими основополагающими международными документами – я подписал Указы о признании Российской Федерацией независимости Южной Осетии и независимости Абхазии.


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.