Сегодня и вчера
Хивинский поход 1873 года. Переход Туркестанского отряда через мёртвые пески к колодцам Адам-Крылган

Художник:
Каразин Николай Николаевич
1842-1908
179 х 321 см
холст, масло
1888

Государственный Русский музей
Санкт-Петербург

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Хивинский поход: к победе через мёртвые пески.


Ботт А.. Материалы для истории службы и деятельности Туркестанских сапер за 25 лет (1866-1891г.). СПб.., 1897

«...С прибытием на Хала-ата окончился для Туркестанского отряда мирный период похода, период трудный, как все степные походы, а впереди ожидался и еще худший.

Отряд, дожидаясь отставших транспортов с провиантом, занялся устройством укрепления как опорного пункта нашего тыла; саперы кроме сего занялись постройкой хлебопекарных печей, частью грунтовых, а частью из кирпичей. которые собирали из развалившихся мазанок. В печах выпекли первый за весь поход хлеб, который показался всем после сухарей большим лакомством.

Укрепление, построенное на небольшой возвышенности, представляло собой редут горизонтальной профили, на 200 человек гарнизона, в котором кроме того были устроены склады: артиллерийский, инженерный и провиантский. Склады эти устраивались в холме, который заключался в редуте, в виде широких минных галерей без обшивки. На вершине этого же холма поручиком Роппом была построена наблюдательная башня из жженого кирпича на глине, с отделкою мраморными плитами и таковыми же писаными призмами, взятыми с ближних развалившихся могил.

Работал весь отряд. Саперные офицеры были руководителями этой постройки. При насыпке бруствера помогал саперам какой-то оборванец киргиз, который поражал всех невероятным успехом работы. Солдаты одобрительно относились к его старанию и прозвали его «Васькой-сапером». Он пристроился к ротному котлу и затем уже весь поход оставался при роте...»»

Из книги: Саранчов Евграф Семёнович. Хивинская экспедиция 1873 года (Записки очевидца сапера). СПб. 1874

«...Вовсе не предполагая в начала дела брать Хиву открытою силой, мы не взяли с собой штурмовых лестниц; поэтому единственный способ для немедленнаго овладения городом заключался в разбитии городских ворот и овладении ими. В пользу немедленнаго занятия города, хотя бы нам при этом пришлось удвоить свои потери, говорила паника, произведенная на защитников столицы нашим неожиданным приближением к городской стене на разстояние 100 саж., тогда как как наше отступление могло лишь ободрить неприятеля, и штурм на другой или на третий день мог бы стоить значительно дороже.

Все предыдущие действия неприятеля заставляли предполагать, что хан решился упорно защищать свою столицу во что бы то ни стало. На эту мысль наводили: усиленныя нападения туркмен 26-го и 27-го мая на оренбургско-мангышлакский отряд 95; дело под стенами Хивы 28-го мая, и наконец то, что пройденный нами соседний с столицей город [156] Кош-Купыр мы застали совершенно пустым, так как жители его, по повелению хана, для усиления обороны, переселились в Хиву. Подобныя же меры были приняты и относительно соседних городов, лежащих на юг и восток от Хивы; к ним хан посылал вооруженныя шайки, с целью силою забирать жителей и вместе с имуществом переселять в столицу.

...

Я не решусь утверждать, что генерал Веревкин, находясь на батарее, окончательно решился на немедленный штурм. Однако, направление выстрелов артиллерийских орудий, из которых два исключительно стреляли по воротам с целью разбить их, наводило на мысль, что раз оне будут разбиты, ничто не будет уже препятствовать нашим войскам проникнуть в город; но прежде чем ворота были разбиты, генерал-лейтенант Веревкин был ранен пулей в лицо около глаза...

Однако, еще раньше прекращения огня нашей артиллерии, из города явился ишан с заявлением, что хан бежал, и что жители просят прекратить стрельбу по городу.

С удалением хана можно было надеяться, что серьезныя действия окончились, и взятие столицы ханства не представит больших затруднений; следовало только принять меры против обычных средне-азиятских уловок, с целью затянуть дело, и в случае попыток к этому, повлиять на настроение жителей, открыв бомбардирование по городу.

Послу было объявлено, что военныя действия прекращаются на два часа, по истечении которых из города должна прибыть депутация почетных лиц и, в виде покорности, привезти с собою сколько успеет собрать огнестрельнаго и другаго оружия; что старшее в городе лицо, уполномоченное жителями, немедленно должно отправиться к генерал-адъютанту фон-Кауфману за решением своей участи, и что, наконец, всякия неприязненныя затем действия со стороны жителей будут признаны за нежелание исполнить вышеобъявленныя условия, и город будет снова бомбардирован.

План города Хивы из книги : Саранчов Евграф Семёнович. Хивинская экспедиция 1873 года (Записки очевидца сапера).
СПб. 1874

Фрагмент.
Смотреть полностью.


Между тем, с разсветом, неприятель вновь открыл более сильную стрельбу по передовым войскам. Явившиеся из города ишан и другия лица сообщили, что вслед за бегством хана, жители освободили из тюрьмы его средняго брата, посаженнаго им туда семь месяцев тому назад, и превозгласили его ханом, под регентством дяди и тестя бывшаго хана Сеид-эмир-уль-умара. По их словам, власть вновь избраннаго хана была только номинальная, и не смотря на полное свое желание заключить мир и отворить ворота города, он не будет в состоянии исполнить этого, вследствие невозможности обуздать туркмен и других пришельцев, принадлежащих к воинственной партии. Приняв вышеизложенное во внимание, генерал-лейтенант Веревкин дал приказание временно командовавшему отрядом, полковнику Константиновичу, если враждебное настроение неприязненной к нам партии не изменится, овладеть городскими воротами.

Прежде чем приступить к серьезным действиям, командующим отрядом был послан в город один из явившихся жителей, с требованием, чтобы стрельба была прекращена и городския ворота отворены; в случае неисполнения этого, было объявлено, что город снова будет бомбардирован. Одновременно с этим приступили к устройству брешь-батареи, место для которой было избрано у мостика, где стояли наши орудия. Для образования бруствера воспользовались сырцовым кирпичем, в значительном количестве, находившемся у кирпиче-обжигательной печи, вблизи канала Полван-ата. В три четверти часа времени, под руководством штабс-капитана Седякина, был выведен бруствер с амбразурами, совершенно прикрывавший прислугу при орудиях. Окончив постройку брешь-батареи и не получая ответа, решено было снова послать в город с предупреждением, что если требования наши не будут исполнены, то спустя десять минут будет приступлено к действию из орудий. Так как ответа из крепости не было, то брешь-батарея открыла огонь, и после 24 выстрелов в воротах образовалось отверстие, чрез которое могли пролезть одиночные люди. Немедленно по образовании бреши подполковник Скобелев двинул на штурм четвертую роту Оренбургскаго линейнаго баталиона и восьмую Самурскаго полка; быстро пробежав под неприятельским огнем, разстояние (230 шаг.), отделявшее батарею от крепости, роты овладели воротами и валом, захватив при этом четыре неприятельских орудия. Шах-абатския ворота имели только одне наружная дверныя полотнища, сзади же к ним примыкало крытое дефиле, саж. в 5 длиною, идущее в толще стены. Этот корридор, в видах большей неприступности, был наполнен неприятелем арбами, поставленными в два яруса; эти арбы, скрывая одиночных людей, пролезавших в отверстие ворот, от выстрелов неприятеля, не мало способствовали овладению воротами и, в свою очередь, служили недурным закрытием для наших стрелков. Первым пролез в отверстие ворот подполковник Скобелев, вторым поручик граф Шувалов. Неприятель, напуганный нашими гранатами, пролетавшими сквозь ворота крепости, весьма благоразумно расположился в стороне от них, за кладбищем, находившемся вблизи крепостной стены. Когда подполковника Скобелев, собрав около себя часть людей, успевших пробраться в ворота, двинулся вперед по направлению к кладбищу, то неприятель бросился в рукопашную схватку, но не выдержав ея, обратился в бегство по направлению к городу. Вслед затем ворота крепости были окончательно разломаны, дефиле очищено от арб, и взвод артиллерии, въехав в город, несколькими картечными выстрелами, пущенными вдоль улиц, окончательно разсеял толпы неприятеля, открывшаго было перестрелку с нашею пехотой.

В то время когда раздавались последние выстрелы, очищавшие улицы Хивы от враждебной нам партии, туркестанский отряд входил в район садов, окружавших столицу ханства. Вновь избранный хан, не имея ни власти в городе, ни возможности обуздать своих [161] непокорных подданных, поспешил исполнить требование, накануне еще высказанное генерал-лейтенантом фон-Кауфманом, и выехал навстречу туркестанским войскам с заявлением совершенной своей покорности.

В два часа дня соединенный отряд из войск всех трех округов торжественно вошел в столицу ханства. Во главе войск ехали: главный начальник экспедиционных войск и Их Императорския Высочества Великие Князья Николай Константинович и Евгений Максимилианович.





Бомбардир Петр Алексеевич (сам Государь), с несколькими матросами, взял в плен Стрелецкого полковника Сергеева
Солдаты в оскорблении и в тревоге клялись друг другу, что постоят за своих стариков
Ледовый поход на Аландские острова
Тщетно водил Милорадович наши полки в атаку…
Одно время в Измайловском полку было 65 процентов не православных офицеров...
Не слушать отбоя, его не будет, пока неприятель совсем не истребится!
Взгляд МВД на умственный уровень посетителей бесплатных библиотек.
Как царский брат, я должен был оставаться представителем милости
В этой истории не знаешь, что хуже: поведение ли Давида, или Святополка, или киевлян.
Вся тяжесть жизни в плену



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.