Сегодня и вчера
Портрет неизвестной в тюрбане.
(по атрибуции — портрет Марии Григорьевны Разумовской (Голицыной)

Художник
Брюллов Карл Павлович
1799-1852

26,1 х 41 см
Картон, акварель, Графитный карандаш
1827 - 1830

Государственная Третьяковская галерея
Москва

Фрагмент.
Смотреть полностью.

Просила государя спасти мужа от кредиторов, а тот проиграл ее в карты


Письмо императора Александра I к княгине М.Г. Голицыной

Княгиня Марья Григорьевна!

Положение мужа вашего в письме вашем изображенное привлекает на себя все мое сожаление. Если уверение сие может послужить вам некоторым утешением, примите его знаком моего искреннего к особе вашей участия и вместе доказательством, что одна невозможность полагает меры моего на помощь вашу расположения. Как скоро я себе дозволю нарушить законы, кто тогда почтет за обязанность наблюдать их?

Быть выше их, если бы я и мог, но конечно бы не захотел, ибо я не признаю на земле справедливой власти, которая бы не от закона истекала. Напротив, я чувствую себя обязанным первее всех наблюдать за исполнением его, и даже в тех случаях, где другие могут быть снисходительны, а я могу быть только правосудным.

Вы слишком справедливы, чтоб не ощутить сих истин и не согласиться со мною, что не только невозможно мне остановить взыскание долгов, коих законность подтверждена подписью мужа вашего, я не могу удовлетворить просьбу вашей и с той стороны, чтобы подвергнуть обязательство его особенному рассмотрению, — закон должен быть для всех единствен, и по общей его силе признаются ясными и разбору не подлежащими требованиями вексель, крепость, запись, контракт и всякое обязательство, где есть собственноручная должников подпись, и где нет от оной отрицания.

Впрочем мне довольно известно состояние и имение мужа вашего, чтобы надеяться, что, при лучшем распоряжении дел его продажей некоторой части оного, не только все долги заплачены быть могут, но и останется еще достаточное имущество к безбедному вашему содержанию.

Сия надежда, облегчая ваш жребий, доставит мне удовольствие мыслить, что страхи ваши, может быть более от нечаянности происшедшие, нежели от самого существа родившиеся, сами по себе рассыплются, закон сохранится в своей силе, и вы меня найдете справедливым, не переставая верить, что вместе пребываю я навсегда вам доброжелательным.

Александр

С.-Петербург, 7 августа 1801 г.



Княгиня Мария Григорьевна Голицына, урожденная княжна Вяземская, происходила из древнего аристократического рода, прямых потомков Рюрика и Владимира Мономаха.

Она была совсем юной, когда родители выдали ее замуж за камергера, князя Александра Николаевича Голицына, владельца огромным состояния в 40 тысяч крепостных душ.

Уже вскоре он снискал в свете дурную славу картежника, мота и редкостного самодура. В Москве его прозвали «Cosa rara» («редкая вещь»). Рассказывали, что князь раскуривал трубку денежными ассигнациями, подписывал заемные письма, не читая их, поил кучеров шампанским и кидал им золотые монеты.

Голицын мало обращал внимания на жену, а Мария Григорьевна, между тем, всерьез увлеклась высоким и статным красавцем графом Разумовским. Взаимная симпатия вскоре переросла в любовь. Назревал крупный скандал. Однако внезапно ситуация разрешилась самым неожиданным образом.

Голицын сел играть с Разумовским в карты и довольно быстро проиграл ему умопомрачительную сумму. В отчаянии он поставил на кон собственную жену.

И тоже проиграл.

Свидетели этой поразительной сцены передавали, что сидя за карточным столом, князь Голицын заплакал, как ребенок. Разумовский сначала пытался утешать его, но потом решил уйти. Голицын же схватил графа за рукав и потребовал немедленно отправиться с ним к княгине, дабы уведомить ее о случившемся.

Дома он долго пытался оправдаться перед проигранной женой разговорами об изменчивости карточной фортуны, пока та не молвила: «Довольно!» и обратилась к Разумовскому: «Чего мне ждать, Лев Кириллович?» «А мне?» — любезно отозвался граф.

Стремясь избежать еще большего скандала, Голицын согласился на развод, и Марья Григорьевна вскоре стала графиней Разумовской.





Каким образом в политической экономии получило столь бесспорное значение столь спорное учение о значении роста потребностей?
Едва ли можем мы вообразить, чтоб за лишение чести, члена, и самой жизни могло воздано быть деньгами?
Царь Иоанн Грозный. Его царствование, его деяния, его жизнь, современники и деятели в портретах, гравюрах, живописи, скульптуре, памятниках зодчества
Странно, что Россия одна имеет как будто бы привилегию пробуждать худшие чувства европейского сердца
Совершился перелом, какому не было подобного в исторические времена: в две или три недели вся Европа перевернута была вверх дном
«Здесь все классы народа от высших до низших Вам душою преданы. Просто сказать: Вас здесь, в Москве, любят». — «Как бы это так было!» — отозвался Государь.
Он еще продолжает надеяться, что хоть какие-нибудь посланцы выведут его из неловкого положения перед армиею, Европою, перед самим собою
Эта философия умерла не столько сама, сколько была убита
Машина мира не может погибнуть
Желание оглянуться на судьбу других государств Славянских, обнять ее взором и сравнить в общих чертах с судьбою России



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.