Сегодня и вчера
Когда ему понадобилось сменить лошадь, он, завидев проезжающего мимо денщика с запасным гнедым конем, просто-напросто забрал его.



1709 год. При отступлении шведской армии с поля Полтавской битвы генерал Лагеркруна отобрал лошадь у денщика капитана Строкирха. Спустя двадцать два года капитан, вернувшись из плена, вчинил генералу иск в Стокгольмском суде -- за конокрадство.

...О том, как бы разжиться новой лошадью, на этом этапе сражения пришлось задуматься многим. С потерей в бою четвероногого друга кавалерист сталкивался очень часто. Лошадь представляла собой более крупную мишень, и попасть в нее было легче, чем в сидящего на ней человека. Кроме того, в верховую лошадь противника целились даже скорее, поскольку, сбив ее, можно было больше помешать стремительной кавалерийской атаке, нежели поразив самого конника. Хорошо выезженный кавалерийский конь обычно продолжал преданно скакать в боевом порядке даже с пустым седлом, тогда как лишившийся коня всадник был, можно сказать, обезврежен, хотя бы он сам и остался целехонек. Верховой, естественно, имел преимущество перед пешим, если речь шла о попытке спастись. Русская пехота с трудом могла нагнать бегущего солдата: как уже говорилось, темп хода у нее сильно замедлялся построением в линию. Неприятельская кавалерия, возможно, также уступала в скорости шведской коннице, однако, даже строго придерживаясь строя, она успевала нагнать спасающегося бегством пешего.

Неудивительно, что довольно многих кавалеристов постигало такое несчастье - потерять в разгар сражения скакуна, зачастую еще и не раз. У более состоятельных офицеров обычно бывало по нескольку верховых лошадей, кавалерийскому майору полагалось иметь в запасе пять коней, ротмистру - четыре, корнету - три и так далее до рядового конника, у которого была всего одна лошадь. Само собой разумеется, рядовой кавалерист имел меньше шансов спастись, чем офицер; потеряв коня, рядовой, как правило, застревал на поле боя…

… Кое-кто обзаводился новым скакуном, конфисковав коня, которого вели в поводу, на смену. К таким, например, относился генералмайор Лагеркруна, чья лошадь не была убита, но совершенно изъездилась. (Генерал-майора нельзя назвать сколько-нибудь хорошим военачальником: за истекший год он совершил ряд непростительных промахов, в частности заблудился вместе с вверенным ему армейским подразделением, а затем упустил редкую возможность овладеть стратегически важной крепостью - Стародубом. Его сильной стороной была административно-хозяйственная деятельность, и он пользовался определенным доверием у короля благодаря своей способности срочно изыскивать движимый капитал для надобностей армии. Из-за своей бесцеремонности и страсти к сутяжничеству по любому поводу Лагеркруна нажил себе множество врагов.) Когда ему понадобилось сменить лошадь, он, завидев проезжающего мимо денщика с запасным гнедым конем - при седле, пистолетах и всем прочем, - просто-напросто забрал его. Конь принадлежал Карлу Строкирху, тридцатилетнему капитану из Нессельсты (область Сёдерманланд), который служил в присоединившемся к свите короля эскадроне лейб-драгун. Окликнув денщика, Лагеркруна выхватил у него поводья. Более того, генерал-майор считал себя вправе завладеть лошадью: он был высшим офицером и, как он утверждал, собирался использовать коня для королевских поручений. Свидетелем этого происшествия стал один из драбантов, Брур Роламб. Настоящий владелец гнедого коня, Строкирх, впоследствии был взят в плен, тогда как Лагеркруна избежал этой участи. В 1731 году, спустя двадцать два года после битвы, в Стокгольмском суде низшей инстанции, ведавшем южными предместьями, Строкирх вчинит Лагеркруне иск за конокрадство и в конечном счете выиграет дело, получив в качестве возмещения убытков 700 медных и 10 серебряных далеров ...

Петер Энглунд. Полтава. Рассказ о гибели одной армии.— М: Новое книжное обозрение, 1995.




Первое общество Донских казаков, родоначальников народа, ныне Донскую область населяющего, основалось не ранее последних годов ХV столетия.
Булавин, видя, что казаки сами готовы схватить и выдать его, решился предупредить ожидавшую его казнь, и убил себя выстрелом из пистолета
Около 5 часов вечера участь Арзерума была решена на Топ-Даге, пред строем почти всего Российского Корпуса и в виду городских обывателей
Первый предмет, долженствующий обратить на себя внимание наблюдателя Москвы, есть без сомнения Кремль
Так как русские власти убедились, что японцы на острове не живут, а приезжают лишь на лето, то приняли решительную меру занять весь остров фактически
Хивинский поход: к победе через мёртвые пески.
Скачки как служебное удовольствие
Протокол допроса члена «Омакайтсе» Юханеса-Освальда Рахумееля
Последний император и политические проекты пронырливого метеоролога
О торговле в Бухарии русским хищническим золотом. Тайная миссия полковника Бутенева.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.