Сегодня и вчера
В этой истории не знаешь, что хуже: поведение ли Давида, или Святополка, или киевлян.



Хлебников Николай Иванович. Общество и государство в домонгольский период русской истории. — СПб., 1872. — С. 200.

Едва кончился съезд, как его решение было возмутительным образом нарушено убийством одного из его членов. Снова повторилась та же история, которую мы уже видели по отношению Святослава к Всеволоду. Давиду Игоревичу после съезда шепчут злые советники: «Владимир Мономах сговаривается с Васильком на тебя». Давид вполне верит навету, передает его Святополку и прибавляет: «если мы не захватим Василька, то ни тебе не владеть в Киеве, ни мне во Владимире». Святополк соглашается, и они обманом, посредством дружеского приглашения позавтракать, захватывают Василька; тогда Святополк созывает вече, передает ему все факты. Вече спокойно отвечает: «Тебе, князь, прилично соблюдать свою голову; если справедливо сказал Давид, пусть Василько примет заслуженную казнь, если нет, пусть Бог отмстит Давиду». Василько был ослеплен. В этой истории не знаешь, что хуже: поведение ли Давида, или Святополка, или киевлян. Очевидно, что над всеми ими носился дух века, его малая развитость и чуткость к нравственным вопросам. Только духовенство было возмущено поступком князей. Постановление съезда было еще у всех в памяти. Владимир, Святополк и Олег, собравши войско, отправили послов к Святополку, сказав ему так: «Зачем ты сотворил это зло в земле Русской и вверг нож в нас? Зачем ты ослепил твоего брата? Если бы он был виноват, зачем ты не собрал сейм (подразумевается: как бы люди решили) и не обличил его перед нами и не доказал его вину перед нами; теперь скажи его вину». Силою военных действий, Давид должен был бежать к ляхам; Василько был освобожден. Для характеристики века, нельзя опустить двух важных фактов. Ослепленный Василько снова получил Теребовль; но лишь только настала весна, Василько с братом пошли на Давида, запертого в Владимире. «Они же, – говорит летописец, – взяли копьем град Всеволож и зажгли огнем, и побежали люди от огня, и повелел Василько убить их всех, и сотворил мщение на людях неповинных, и пролил кровь неповинную. Несколько времени спустя, Василько пришел к Владимиру вытребовать тех людей, которые наущали Давида на убийство или, может быть, передали слухи, ходившие в обществе, и эти люди были повешены перед городом Владимиром». И вот второе мщение, прибавляет летописец, которого не следовало бы делать, предоставляя месть Богу (Лавр., стр. 114). Если совершенно объяснимы с точки зрения родовой мести, поход Василька на Давида и даже казнь его наушников, то как объяснить это поголовное избиение всеволожан? Не был ли это прежде город Всеволода, населенный его рабами-смердами, так как владимирская область принадлежала прежде Всеволоду. Это очень вероятно, так как это указывает и самое название города. Этот город или перешел вместе с областью в собственность Давида, который мог купить его у Мономаха, так как он сдавал князьям эти области. В таком случае, мщение Василька, как оно ни ужасно по нашим понятиям, еще оправдывается идеями века. Василько избил всеволожцев и пожег их город, как простую собственность врага своего Давида. Смерд, по идеям века, был не человек, а только собственность, имущество, более ценное, чем скот, но нимало от него не отличающееся. Только летописцу, проникнутому христианскими идеями, такие поступки могли казаться ужасными…




Восемнадцать часов тянулся отчаянный, кровопролитный бой за Малоярославец, во время которого город восемь раз переродил из рук в руки...
Главные роли выпали на долю великого князя Николая Павловича и великой княгини Александры Феодоровны; они изображали короля бухарскаго Алариса и Лалла Рук
Здесь в городе произошла забавная история.
История первого энциклопедического лексикона в России.
Скажите же мне, разве я должен умереть?
Отдай мне Михаила Феодоровича, я сохраню его для Святой России, скрою его, и пусть враги его режут меня, пусть терзают, ломают, не скажу про него.
Брали с собой в дорогу замороженные щи, а на станциях, где кормили лошадей или ночевали, обрубали часть замороженной массы и разогревали в крестьянской печи.
После 13 лет управления Потемкиным Новороссией, в ней прибыло 600 000 жителей, то есть прибывало в год почти до 43 т. человек
Может ли заключать изречение Моисеево: «И сотвори Бог небо и землю» какую-либо ошибку в себе? Решительно никакой!
Я решился издать отдельно, в виде прибавления к полному тексту Русской Правды, четыре ее списка…



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.