Сегодня и вчера
Портрет Ивана Ивановича Шувалова
Портреты «Портрет Ивана Ивановича Шувалова» Автор:
Лосенко Антон Павлович


Размер:
85 х 70,5 см.
Техника:
Холст, масло.
Время создания:
1760
Местонахождение:
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Смотреть полностью


Замечательно, что Шувалов, названный в именном указе изобретателем этого полезного дела, не ездил в Москву и не видал университета до самого 1778 года.



Бартенев Петр Иванович. Биография И.И. Шувалова. — М.,1857. С. 30.

24 Генваря выдан был именной указ об учреждении университета. Начались приготовления: в Москве, у Воскресенских ворот, очистили бывший дом австерии или трактирного заведения, (ныне Губернское Правление); из Статс-конторы выданы деньги, 20 000 руб.; по указанно Ломоносова назначены двое первых русских профессоров, Поповский и Барсов; заграницу посланы, чрез посредство академика Миллера, письма к иностранным ученым с приглашением занять профессорские должности в новом университете. Наконец в Москву поехал открывать заведение второй его куратор, старик д. ст. сов. Лаврентий Блументрост. Открытие последовало 26 Апреля 1755 года, на другой день праздника коронации.

Замечательно, что Шувалов, названный в именном указе изобретателем этого полезного дела, не ездил в Москву и не видал университета до самого 1778 года. Конечно, его удерживали в Петербурге придворные обязанности и постоянное нездоровье государыни. Но это не помешало ему исполнять обязанностей куратора. Можно сказать, что до самой смерти Елизаветы Петровны, в течение 7 лет, Шувалов был хозяином нового учреждения в полном смысле слова. Во все это время он занимался университетом с неусыпным попечением. Переписка его с Москвой приняла самые обширные размеры. Ничто не происходило в университете и гимназиях без его ведома: так называемые асессоры университетской конференции еженедельно посылали к нему подробные отчеты, и непрестанно получали от него разные распоряжения: в университетском архиве сохранилась книга этих распоряжений или, как тогда называли, ордеров. Дело, за которое принялся Шувалов, представляло множество затруднений. Не говоря уже о том, что он должен был заочно следить за своим учреждением, вспомним, каких трудов стоило внести порядок в преподавание, когда большая часть преподавателей были иностранцы, не знавшие по-русски, а поступавшие в университет студенты едва ли имели познания нынешних школьников из приходских училищ. Нередко бывало так, что немец-профессор читал лекцию, а кто-нибудь из студентов, знавший по-немецки, переводил слова его на русский язык для своих товарищей. Вспомним признание одного из первых студентов университета, Фонвизина: он чистосердечно рассказывает, что на экзаменах из латинского языка ученики не знали ни склонений, ни спряжений, и отвечали на вопросы, смотря по тому, за какую пуговицу своего платья брался профессор. Ректор, учителя, профессоры и чиновники конференции беспрестанно ссорились, и Шувалов должен был разбирать их неудовольствия. Часть хозяйственная представляла, может быть, еще более беспорядков. На другой же год по основании университета расхищены были скудные суммы, определенные на его содержание, и несколько увеличенные щедростью тогдашнего благотворителя Демидова: концы были спрятаны, и взыскивать было не с кого, потому что директор университета, Аргамаков — умер. Денег беспрестанно недоставало; завели странный обычай — отдавать их взаймы под проценты частным лицам, которые иногда оказывались несостоятельными должниками: университет заводил тяжбы. Между тем казенные воспитанники в гимназиях терпели нужду. Все это очень озабочивало Шувалова, к которому приходило из Москвы много жалоб. Приведем здесь для образца отрывки из ордеров его по этому предмету к директору университета, Мелессино. «Я с великим сожалением увидел из присланного вами от 9 Октября ( 1757 ) репорта, что бедные ученики столь много претерпевают нужды, и я о том уже к вашему высокородию писал, чтобы сделать распоряжение, сколько надлежит для каждого ученика в год платья и обуви; ибо вы сами, очевидно нужды их видя, свободнее расположить можете, и мне прислать на рассмотрение». В ордере от 3 Ноября Шувалов настаивал на том же: «Я слышал, что не токмо разночинцы, но и благородные ученики (как сказывают, к сожалению достойно) великую нужду терпят в платье, обуви и пище. Избегая таких от посторонних нареканий, изволите потрудиться сделать для всех учеников, как благородных, так и разночинцев, смету во всем вышеписанном содержании, не выключая самой малейшей к их нуждам принадлежащей мелочи, и что для издержки на них будет годовой всей суммы, прислать ко мне на рассмотрение»…




Скачки как служебное удовольствие
Протокол допроса члена «Омакайтсе» Юханеса-Освальда Рахумееля
Последний император и политические проекты пронырливого метеоролога
О торговле в Бухарии русским хищническим золотом. Тайная миссия полковника Бутенева.
Поднявшись на Урал, разделяющий Европу от Азии, Его Высочество на самой вершине любовался разнообразием гор
Пошлите своих лазутчиков приготовить и осмотреть дороги, — все богатство Индии будет вам за сию экспедицию наградою.
Неприятель возвратился назад, будучи совершенно опровергнут в своем ожидании.
Наибольшее значение имели Великого Государя знамена, ибо указывали присутствие Государя
Наши дилетанты с плачем засвидетельствовали, что они обманулись в коварной науке Запада
На Руси это находит выражение в развернувшемся с XIV в. движении по «исправлению книг»



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.