Сегодня и вчера
Портрет графа Николая Семеновича Мордвинова
Произведение искусства «Портрет графа Николая Семеновича Мордвинова» Автор:
Варнек Александр Григорьевич


Размер:
67 х 54 см.
Техника:
Холст, масло.
Время создания:
1820
Местонахождение:
Государственный Эрмитаж
Смотреть полностью
Примечание:
Мордвинов Николай Семёнович (1754 —1845) — Граф (1834), русский флотоводец и государственный деятель, сын адмирала С. И. Мордвинова, один из организаторов Черноморского флота, первый в истории России морской министр (1802), председатель Вольного экономического общества (1823-1840). Видный сторонник протекционизма, автор значимых трудов по экономике, финансовой политике, сельскому хозяйству, банковскому делу. Поклонник английской политической системы, Н. С. Мордвинов имел репутацию самого либерального человека в правительстве. «Мордвинов заключает в себе одном всю русскую оппозицию», — писал о нём А. С. Пушкин [.Пушкин А. С. Письмо Вяземскому П. А., начало апреля 1824 г

Если слова наказуемы бывают наравне с делами, то кто безопасными себя считать возможет?



Указ о Татарине, обвинявшемся в оскорблении Высочайшего имени // Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском Университете. 1871. Апрель-Июнь. Книга вторая.

В Общем же Собрании Государственного Совета один член, Адмирал Мордвинов, объявил мнение следующего содержания: «Обвиняемый, отверг соделанное против него объявление, и не изъяснил пред судом признания в истине соделанного на него доноса; из трех присутствующих свидетелей двое обвиняют, третий оправдывает его, но оправдывающий в началах уголовного устава приемлется всегда за вернейшего свидетеля о невинности, и свидетельство его должно быть всегда более уважено, нежели свидетельство о преступлении. В произнесенном над подсудимым Уголовною Палатою и Сенатом приговоре уважено единое токмо объявление доносителей, никакими обстоятельствами не доказанное; свидетельствующий же о невинности его отчужден во облегчении наказания; самое же обвинение заключается в произнесенных словах, кои слышали двое, а третий не слыхал, и за слово подсудимый приговаривается к кнуту, наимучительнейшему наказанию, какое законы токмо на злейших преступников налагают. Татары, кои, вероятно, едва знали говорить по-русски, менее того разумеющие силу слов и приличное соединение их, спорили о цене рубля серебряного и бумажного, и, от спора о денежной промене, возникаете дело оскорбления Высочайшего имени. Самая причина, возбудившая спор, доказывает уже, что в разговоре их не могло существовать ничего злоумышленного, за что токмо единое законы праведно наказывать могут. Если дозволительно провидеть умственно, кто между обвиняемым и свидетелями из трех злейший и более опасный, то, вероятно, без ошибки признать можно таковыми двух подтвердителей доноса; ибо само подтверждение доноса, подвергающего мучительнейшему наказанию ближнего, произнесшего неосторожно слово, кое могло быть и услышано худо, доказывает в сердцах ожесточение, погашение последней искры любви, и могло быть действие злобы и мщения страстей, нередких при частых лжи и клевете; в настоящем же случаи доносители воспалены были гневом спора о промене денег, а споры таковые производят всегда вражду; не во всяком случае слово произнесенное может быть преступным, можете быть и невинным: истинный смысл каждого слова зависит, как оно в речи помещено бываете, и где стоит запятая; самое даже произношение дает словам различное значение. Злобный доносчик может самое невинное слово обратить в уголовное преступление и подвергнуть невинно мучению. Если слова наказуемы бывают наравне с делами, если, без явных доказательстве, два свидетеля, изустно обвиняющие, достаточны будут для обвинения в оскорблении Величества, то кто в нижнем и высшем состоянии, с превосходнейшими достоинствами и испытанной верностью, безопасными себя считать возможет, и как неукоснительно возобновится может дикий и странный глас «слова и дела», быв произносимый в насыщение злобы и мщения, ныне счастливо обузданных, и за обуздание о коих народ Российский благословляет Августейшего виновника мирного и безбоязненного всех жития? Премилосердый и мудрый наш Государь, при первых днях царствования своего, презрел слова хульные, и обратил наказание на единые дела преступные. Его Императорское Величество вступил на престоле Российский яко отец народа своего, и уничтожил тайный суд, тайный розыск и пытки за произнесенную хулу. Внимая сей священной воле Всеавгустейшего Государя нашего, нельзя обвиняемого счесть заслуживающим мучительного наказания…




Изъятие ценностей погубило церковь патриарха Тихона
С затаенною радостью страна встречала вступление в нее Иоанна Грозного, приветствуя его как Исполина, как давно желанного своего Освободителя
Филипп же игумен для разных монастырских поделок, которыя исправлялися прежде людьми, изобрел полезныя машины
Не землю собирали московские князья, а власть; не территорию своей московской вотчины расширяли, а строили великое княжение
…И как размер камня не был определен, то во мне возродилась мысль избрать его такой величины, какой только силы наши позволяли
Малороссия представляла хаос, борьбу элементов
Нет другой страны по самому существу своему, историческому, экономическому, антропологическому и культурно-бытовому, до такой степени демократической, как наше отечество.
Государи и принцы суть те же люди. Горе тем из них, кто забывает узы крови и благодарности
Письмо от приятеля к приятелю о том с каким варварством Турки иностранных министров часто трактуют
Звуки командных слов слышались как вопли, свистки умолкли и в ушах сражавшихся раздавался только учащенный гул орудий и стоны раненых.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.