Сегодня и вчера
Большой маскарад в 1772 году на улицах Москвы с участием Петра I и князя-кесаря И.Ф.Ромодановского.
Произведение искусства «Большой маскарад в 1772 году на улицах Москвы с участием Петра I и князя-кесаря И.Ф.Ромодановского.» Автор:
Суриков Василий Иванович


Техника:
Картон, акварель, итальянский карандаш
Время создания:
1900
Местонахождение:
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Смотреть полностью


Сложное и непонятное большинству современников, областное управление Петра сменилось вслед за его кончиной более простой и удобной системой, напоминавшей старый московский строй



Готье Юрий Владимирович. История областного управления в России от Петра I до Екатерины II. Том I. Реформа 1727 года. Областное деление и областные учреждения 1727-1775 гг. — М.: 1913. С. 20


Рыдания, с которыми погребали Петра Великого, были напускными; на самом деле, смерть его вызвала вздох облегчения у правительственных дельцов, не умевших продолжать дело Петра, и не дороживших его наследием. В ближайшие после Петра годы из его реформ сохранялось то, что считалось необходимым для обеспечения государства от внешней опасности, и то, что приходилось по вкусу правящим кругам; так, осталась армия, сохранилась невская столица, сохранился и внешний европейский лоск, которым люди второй четверти XVIII века с трудом прикрывали ветхое московское рубище; наоборот, то, что было слишком тонко, сложно, дорого и вдобавок не считалось особенно полезным, уничтожалось не только без сожаления, но, может быть, и со злорадным чувством людей, переставших бояться Петровской дубинки: заброшен был флот, погибли и областные учреждения, созданные Петром. С реакционными тенденциями правящих кругов послепетровской эпохи совпало и общее настроение русского общества того времени. Выведенное из состояния равновесия кипучей деятельностью царя-преобразователя, оно бессознательно, быть может, но сильно стремилось к старому, спокойному и привычному для него строю; недаром дворяне, приезжавшие на побывку в свои вотчины из столицы и из армии или уволенные в отставку, снимали камзолы, мундиры и парики, с облегчением одевались в запрещенные кафтаны и однорядки и ходили с бородами. Эволюция истории областного управления после Петра напоминает это стремление русских дворян. Сложное и непонятное большинству современников, областное управление Петра сменилось сейчас же вслед за его кончиной другой, более простой и удобной системой учреждений, во многом напоминавшей старый московский строй и продержавшейся до Екатерины II.

Записка о неурядицах и опасностях, которые грозят России, составленная в 1725 году Ягужинским, и обсуждение осенью того же года в сенате и в особой комиссии генералов вопросов, связанных с переживаемым страною экономическим упадком, были первыми провозвестниками грядущих упрощений в действовавшем областном управлении. Ни в записке Ягужинского, ни в сенате, ни в комиссии генералов не говорилось еще об изменениях в устройстве областных учреждений, но всякое рассуждение о том, как «показать народу милосердие», должно было неминуемо привести к сокращению непроизводительных и лишних расходов; а так как областные учреждения считались и дорогими и малополезными, то вопрос о их реформе должен был быть вопросом ближайшаго времени. Он и был поставлен на очередь в следующем 1726 году. В летние месяцы этого года была решена участь некоторых из многочисленных и плохо между собой размежеванных финансовых органов провинциального управления, и вместе с тем впервые возник вопрос о восстановлении воевод во всех городах, где они существовали в старое, т.-е. в допетровское, время. Дело началось в сенате, который, обсудив его, вошел в начале июня 1726 года с доношением к императрице. «С прошлого 719 года,— говорится в этом доношении, — в губерниях и провинциях определены для надзирания сборов камериры, а для приему и расходу денежной казны рентмейстеры, а с 724 года, вместо прежних земских сборов, положены подушные деньги и определены к тем деньгам, кроме ведомства воевод и камериров, особые земские комиссары, которые сами о себе должны во всем счеты камер-коллегии присылать. И тако у камериров и рентмейстеров против прежняго дела осталось мало». «Того ради, не соизволит ли, —заканчивал сенат свое донесение, — Ваше Величество в губерниях и провинциях опричь С.-Петербурга, Москвы и Сибири, понеже в тех местах приход и расход и ныне бывает не малый, рентмейстерам не быть, а быть одним камерирам», к которым и должны перейти рентмейстерские дела. Предложение сената, которое имело в виду упразднение одной лишь должности рентмейстеров, подкреплялось веским соображением об ежегодной экономии в 5470 рублей, которая должна была образоваться таким образом ). Верховный тайный совет, впервые обсуждавший поднятый сенатом вопрос 15-го июня, начал с того, что значительно его расширил. Признав неудобства, проистекающие от существования излишних должностей камериров и рентмейстеров, отчего «происходить в делах непорядки и продолжение, в даче жалованья напрасные убытки, народу от многих и разных управителей тягости и волокиты», члены совета высказали еще и следующие соображения: «прежде сего бывали во всех городах одни воеводы, и всякие дела, как государевы, так и челобитчиковы, отправляли одни и были без жалованья, и тогда лучшее от одного правления происходило, и люди бывали довольны». К соображениям об экономии, которая могла получиться от упразднения лишних должностей, присоединялось и другое, не менее веское указание на общее желание вернуться к более простому управлению одного лица, которым «все бывали довольны»




Насколько правильное пользование столь веским элементом, как время, важно в ведении боя, настолько же важно точное указание его и в описании боя
Столы Разрядного приказа в 1668-1670 годах
Положили рать с обеих сторон задержать, никаких зацепок не чинить и с шведским королем не мириться.
Хотя и по, причине сомнительной, будем называть первого Российского летописателя Нестором, по крайней мере для того, чтобы называть его каким либо именем
Мы знаем из опыта, что зависимость воли от внешнего для нее бытия весьма часто производит наслаждение, а не страдание
Принесите мой царский жезл, сделанный из рога единорога, с великолепными алмазами, рубинами, сапфирами, изумрудами и другими драгоценными камнями…
Здесь все сословия единодушно признавали Александра виновником своего благополучия; нас, русских, принимали они с радушием неподдельным
Где же настоящий нравственный идеал? Очевидно, мы должны искать его все-таки в примирении внешнего и внутреннего, материального и духовного.
Ближайший город и железная дорога были в 40 верстах. Общества положительно никакого.
Не плачь, Еленушка, может, и проживу я с вами еще годок – другой.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.