Сегодня и вчера
Боевой эпизод из русско-турецкой войны 1828–1829 годов.
Историческая иллюстрация «Боевой эпизод из русско-турецкой войны 1828–1829 годов.» Автор:
Шукаев Григорий Федорович


Размер:
71,5 x 89,5 см
Техника:
Холст, масло
Время создания:
Вторая половина XIX века.
Местонахождение:
Центральный военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Санкт-Петербург
Смотреть полностью


Это никаким образом не задержит моего наступления, если только мне не предложат перемирие





Епанчин Николай Алексеевич. Очерк похода 1829 г. в Европейской Турции. Часть III . ― СПб., 1906. С. 106

Тем временем главнокомандующий обдумывал план дальнейших действий.

В письме Государю от 18 июля Дибич, изложив текущие события, писал далее:

«Тем временем я подготовляю операцию против Адрианополя. В настоящее время, благодаря заботам графа Воронцова, мы имеем в портах Бургасского залива припасов более чем на месяц и хорошо снабжены во всех отношениях, благодаря усердию с которым эта часть ныне ведется в армии; 2 000 верблюдов перевозят теперь все для нас необходимое на те короткие расстояния, на которых мы находимся от портов; через 3 дня подвижной магазин перевезет через Балканы десятидневный запас припасов, и к 5 августа будут подвезены припасы еще на 20 дней, так что мы всего будем иметь вместе с полковыми запасами после прибытия резервов по крайней мере на 45 дней припасов при войсках, а когда они будут израсходованы, то у нас будет достаточно средств, чтобы подвозить запасы из портов. Сверх того мы взяли немного скота у турок и кроме того еще 12 000 овец. Как только прибудут резервы, что, надеюсь, состоится, согласно маршрутам, к 10 августа, я тотчас же начну решительное движение, сосредоточившись сначала к Карабунару, куда 2-й корпус идет уже сегодня и выдвинет авангард к Факи.

Главные силы я направлю, если обстоятельства не изменятся, на Кирклиссу, что, я надеюсь, заставит противника — который вероятно отступит в Адрианополь и постарается собрать там все остатки, а, может быть и гвардию султана, — покинуть этот город, чтобы предупредить нас в Люле-Бургасе; если же он там останется, тогда я надеюсь действовать против него так, чтобы отрезать ему сообщение со столицей.

Если до этого меня будут просить о мире, то я приму уполномоченных согласно Высочайших повелений Вашего Величества и установлю переговоры в Бургасе или Ахиоло; но это никаким образом не задержит моего наступления, если только мне не предложат перемирие, но не далее как на месяц или до 25 августа, при условии очищения Шумлы и Журжева, что даст мне возможность усилиться войсками; это будет выгоднее, чем терять время, так как все равно я ни в каком случае не могу начать решительных действий ранее 10 августа. Что касается до ведения переговоров, то я буду держаться полученных инструкций, но думаю повысить требование по вознаграждению за военные издержки до 15 миллионов голландских дукатов, чтобы уступить затем до трети, как это приказано, но в зависимости от того, насколько они будут уступчивы по другим пунктами, и в особенности по греческому вопросу, который, по моему мнению, будет всего труднее решить».

Государь отвечал на эти предположения Дибича в письме от 4 августа: «Ваша мысль, ― писал Государь, ― раз как вы не могли тотчас идти в Адрианополь, Мне очень нравится; вы отнесетесь к Адрианополю, как к Шумле, и вы будете наступать прямо на Киркилесу; это заставить турок или покинуть Адрианополь, чтобы прикрыть столицу или, если они будут продолжать сбор в этом месте всех войск, которые они еще имеют в Видине или на севере, то можно думать, что они дадут вам сражение, которое с помощью Божьей, надеюсь, будет второй Кулевчей.

Дорогой друг Мой, как все это необыкновенно и как это мало согласуется с Моими желаниями и намерениями: как это может поправить события помимо нашей воли и привести к результату, который Я предвидел, и который Я так искренно желал избежать. — Но да будет воля Господня. Он направит нас, и устроит все к лучшему».

Эти строки письма относятся к Константинополю, к возможности занятия этого города нашими войсками, чего так сильно не желал Император Николай и о чем он писал Дибичу и впоследствии, как это будет у нас указано в своем месте. В заключении письма Государь писал Дибичу: «Я прошу вас обратить ваше внимание на ваш правый фланг, чтобы быть вполне обеспеченным, чтобы никто не угрожал вашему флангу или не затруднил бы ваши сообщения».

В этих словах виден намек на то, что случилось впоследствии, именно появление со стороны Видина Мустафы-паши...




А если Франции знать дать об оной декларации, то она всеми мерами сопротивляться тому будет и примет совсем иные меры к нашему и Российской Империи невозвратному вреду.
Новый сайт с материалами об русском офицерстве
Вообще я не заметил, чтобы Османы отличались патриотизмом
Смешно верить таким выдумкам, что русское ядро не может убить английского адмирала
Где же настоящий нравственный идеал? Очевидно, мы должны искать его все-таки в примирении внешнего и внутреннего, материального и духовного.
С утешением засыпал положивший жизнь свою, и уязвленный гордился своими ранами
Одно время в Измайловском полку было 65 процентов не православных офицеров...
Использовать можно, воровать нельзя
Неприятель возвратился назад, будучи совершенно опровергнут в своем ожидании.
О торговле в Бухарии русским хищническим золотом. Тайная миссия полковника Бутенева.



Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"