Все документы темы  
сводная хронология


В.П. Потемкин
Запись беседы заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел СССР  В. П. Потемкина с послом Польши В СССР В. Гжибовским
17 сентября 1939 г. Секретно

Послу, поднятому нами с постели в 2 часа ночи и в явной тревоге прибывшему в Наркоминдел в 3 часа, мною была прочитана и затем передана нота т. Молотова, адресованная польскому правительству.

Посол, от волнения с трудом выговаривавший слова, заявил мне, что не может принять вручаемую ему ноту. Он отвергает оценку, даваемую нотой военному и политическому положению Польши. Посол считает, что польско-германская война только начинается и что нельзя говорить о распаде польского государства. Основные силы польской армии целы и подготовляются к решительному отпору германским армиям. При этих условиях переход Красной Армией польской границы является ничем не вызванным нападением на республику. Посол отказывается сообщить правительству о советской ноте, которая пытается оправдать это нападение произвольными утверждениями, будто бы Польша окончательно разбита Германией, и что польское правительство более не существует.

Я возразил Гжибовскому, что он не может отказываться принять вручаемую ему ноту. Этот документ, исходящий от Правительства СССР, содержит заявления чрезвычайной важности, которые посол обязан немедленно довести до сведения своего правительства. Слишком тяжелая ответственность легла бы на посла перед его страной, если бы он уклонился от выполнения этой первейшей своей обязанности. Решается вопрос о судьбе Польши. Посол не имеет права скрыть от своей страны сообщения, содержащиеся в ноте Советского правительства, обращенной к правительству Польской Республики.

Гжибовский явно не находился, что возразить против приводимых доводов. Он попробовал было ссылаться на то, что нашу ноту следовало бы вручить польскому правительству через наше полпредство. На это я ответил, что нашего полпредства в Польше уже нет. Весь его персонал, за исключением, быть может, незначительного числа чисто технических сотрудников, уже находится в СССР.

Тогда Гжибовский заявил, что он не имеет регулярной телеграфной связи с Польшей. Дня два тому назад ему было предложено сноситься с правительством через Бухарест. Сейчас посол не уверен, что и этот путь может быть им использован.

Я осведомился у посла, где находится польский министр иностранных дел. Получив ответ, что, по-видимому, в Кременце, я предложил послу, если он пожелает, обеспечить ему немедленную передачу его телеграфных сообщений по нашим линиям до Кременца.

Гжибовский снова затвердил, что не может принять ноту, ибо это было бы несовместимо с достоинством польского правительства.

Я заявил послу, что нота ему мною уже прочитана, и содержание ее ему известно. Если посол не желает взять ноту с собою, она будет доставлена ему в посольство.

Тут же, решив отослать ноту в посольство и сдать ее там под расписку до возвращения посла, я просил Гжибовского обождать меня несколько минут, объяснив, что намерен по телефону сообщить о его заявлениях т. Молотову.

По выходе я распорядился немедленно отправить ноту на моей машине в посольство, где сотрудник моего секретариата должен был сдать ее тотчас под расписку.

Сообщив т. Молотову по телефону о позиции, занятой послом, я вернулся к Гжибовскому и возобновил с ним разговор. Посол опять силился доказать, что Польша отнюдь не разбита Германией, тем более, что Англия и Франция уже оказывают ей действительную помощь. Обращаясь к нашему вступлению на польскую территорию, посол восклицал, что, если оно произойдет, это будет означать четвертый раздел и уничтожение Польши.

Я указал послу, что наша нота обещает вызволить польский народ из войны и помочь ему зажить мирной жизнью. Гжибовский продолжал волноваться, доказывая, что мы помогаем Германии уничтожить Польшу. При таких условиях посол не понимает, какой практический смысл имеет наше уведомление польского правительства о приказе советским войскам перейти на польскую территорию.

Я заметил послу, что, быть может, получив нашу ноту, польское правительство не только поняло бы мотивы нашего решения, но и согласилось бы с бесполезностью какого бы то ни было противодействия нашему наступлению. Этим, быть может, были бы предупреждены вооруженные столкновения и напрасные жертвы.

Так как я настойчиво возвращался к предупреждению посла об ответственности, которую он может понести перед своей страной, отказавшись передать правительству нашу ноту, Гжибовский, в конце концов, начал сдавать. Он заявил мне, что уведомит свое правительство о содержании нашей ноты. Он даже обращается ко мне с просьбой оказать возможное содействие скорейшей передаче его телеграфных сообщений в Польшу. Что касается ноты как документа, то посол по-прежнему не может ее принять.

Я повторил Гжибовскому, что нота будет ему доставлена в посольство.

По уходе посла мне было сообщено, что нота уже свезена в посольство и вручена там под расписку еще в то время, пока Гжибовский находился у меня.

В. Потемкин

Цитируется по: Документы внешней политики, 1939 год, т. 22, книга 2 — М.: Международные отношения, 1992 г. стр.94-95

Назад в раздел


Персоналии

Иоахим фон Риббентроп



Публикации в СМИ (журналы, газеты)

Редакционная статья А. Михника по итогам интервью Председателя Правительства РФ В. Путина

2009 год, сентябрь

Редактор польской «Газета Выборча» дает свою оценку интервью Председателя Правительства РФ В. Путина.




Служебные документы и письма

Письмо посла Франции в Германии Р. Кулондра министру иностранных дел Франции Ж. Бонне

1939 год, 16 марта

Посол Франции сообщает о захвате Чехословакии и убеждает правительство, что с Гитлером можно разговаривать только на языке силы.




Карты и схемы



«Линия Керзона»

1939 год, 28 сентября

Линия Керзона. Граница между Германией и СССР была проведена по «линии Керзона», устанавливавшей после окончания Первой мировой войны восточную границу Польши по этническому признаку. Но в ходе советско-польской войны территории Западной Украины и Белоруссии были захвачены и позднее присоеденины к польскому государству.





О портале:

Молотов подписывает пакт 23 августа 1939 года.

Пакт Молотова-Риббентропа — традиционное в общественно-политической и исторической литературе название советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 г. и его секретного приложения, подписанного В. М. Молотовым и И. Риббентропом от имени своих правительств и государств. Существование секретного протокола долгое время отрицалось, и только в конце 1980-х гг. документы стали достоянием общественности.

К августу 1939 г. Германия аннексировала Судеты, включила Чехию и Моравию в состав рейха как Протекторат Богемия и Моравия. Московские переговоры между СССР, Англией и Францией, которые завершились проектом соглашения о взаимопомощи 2 августа 1939 г., должны были способствовать международной безопасности и борьбе с германской агрессией. Но проект так и не стал реальным соглашением, поскольку ни одна из сторон не проявляла заинтересованности, зачастую выдвигая заведомо неприемлемые условия.

В этой ситуации руководство СССР приняло решение прекратить переговоры с Англией и Францией и заключить с Германией договор о ненападении. Этот договор должен был позволить СССР избежать немедленного вооруженного конфликта, дать возможность стране готовиться к военным действиям, которые представлялись неизбежными.

20 августа 1939 г. Гитлер, уже назначивший нападение на Польшу на 1 сентября, послал Сталину телеграмму, в которой настаивал на скорейшем заключении договора и просил принять не позднее 23 августа рейхсминистра иностранных дел, чтобы подписать пакт о ненападении и дополнительный протокол. По договору, подписанному 23 августа 1939 г., стороны обязались все споры и конфликты между собой «разрешать исключительно мирным путем в порядке дружеского обмена мнениями». Во второй статье договора говорилось, что «в случае, если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая договаривающаяся сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу». Другими словами, СССР не будет помогать возможным жертвам агрессии фашистского рейха.

Договор имел «секретный дополнительный протокол» о разграничении «сфер влияния» в Восточной и Юго-Восточной Европе. Предусматривалось, что в случае войны Германии с Польшей немецкие войска могут продвинуться до так называемой «линии Керзона», остальная часть Польши, а также Финляндия, Эстония, Латвия и Бессарабия признавались «сферой влияния» СССР. Территория Польши должна была быть разделена.

Договор был ратифицирован Верховным Советом СССР через неделю после его подписания, причем наличие «секретного дополнительного протокола» было скрыто.

Уже на следующий день после ратификации договора 1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. СССР должен был в соответствии с договоренностями также ввести свои войска в Польшу, однако Молотов попросил небольшой отсрочки. Он заявил послу Германии в СССР В. Шуленбургу, что Польша разваливается на куски и поэтому Советский Союз должен прийти на помощь украинцам и белорусам, которым «угрожает» Германия.

17 сентября 1939 г., уже после заявления Молотова, польскую границу пересекли части Красной Армии. Польша перестала существовать как государство. Результаты ее разгрома были закреплены в новом советско-германском договоре «о дружбе и границе», подписанном Молотовым и Риббентропом 28 сентября 1939 г. У Германии и СССР появилась общая граница.

22 июня 1941 г. фашистская Германия напала на СССР. Началась Великая Отечественная война. С этого момента все заключенные договоры утратили силу.

О существовании протокола не было известно во время войны, но действия СССР по созданию «защитного пояса» из присоединённых территорий не вызывали удивления в мире. Так, по поводу действий Красной Армии на территории Польши и передачи СССР баз в Прибалтике Уинстон Черчилль, занимавший в то время пост Первого Лорда Адмиралтейства, в своём выступлении по радио 1 октября 1939 г. сказал:

«То, что русские армии должны были встать на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против нацистской угрозы. Как бы то ни было, эта линия существует и создан Восточный фронт, который нацистская Германия не осмелится атаковать. Когда господин Риббентроп на прошлой неделе был вызван в Москву, ему пришлось узнать и принять тот факт, что осуществление нацистских планов по отношению к прибалтийским странам и Украине должно быть окончательно остановлено».

На данном портале представлен широкий круг материалов, освещающих непростые советско-германские отношения и международную обстановку того периода.

Ключевые материалы



Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом

1939 год, 23 августа

После провала подписания договора «коллективной безопасности» с Англией и Францией и отправки в отставку Литвинова, Сталин постепенно начал присматриваться к германским предложениям. В Берлине быстро сориентировались и повели политику на сближение, в частности прекратили нападки на Союз в прессе и постоянно предлагали представителям СССР провести переговоры по экономическим вопросам. Сталин получил запасной вариант, но, тем не менее, продолжил переговоры с Западом, потребовав конкретного плана действий. В условиях приближающейся войны Кремль хотел чётко прописанных договорённостей с союзниками кто, как и почему будет защищать разные страны в Европе. Не найдя у англо-французской делегации желания действительно проработать военные вопросы, а лишь добиться подписания очередной легковесной декларации типа Мюнхенской, Сталин, не собиравшийся становиться фишкой в комбинациях Чемберлена с Гитлером, стремительно организовал переговоры с немцами.




Галерея



Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и СССР

1939 год, 23 августа

Дополнительный протокол из коллекции фон Леша. Риббентроп приказал снять фотокопии со всех документов МИД. К концу войны архив был поручен сотруднику министерства фон Лешу с приказом уничтожить его, в случае падения Рейха. Однако он нарушил приказ и сдался американцам со всей информацией. Позднее эти материалы были опубликованы на Западе, но будучи копиями, не могли расматриваться как реальные доказательства существования протокола.




Государственные документы

Заявление Советского и Германского правительств

1939 год, 28 сентября

Заявление, адресованное Франции и Англии – попытка помириться после совершённого раздела Польши.




Речи, высказывания

Запись беседы заместителя Народного Комиссара Иностранных Дел СССР  В.П. Потемкина с послом Польши В СССР В. Гжибовским

1939 год, 17 сентября

Послу Польши сообщается о готовности Советского Союза ввести войска на территорию его страны. Он отказывается принять ноту с заявлением Молотова.




Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Алфавитный указатель к военным энциклопедиям Внешнеполитическая история России Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг. Границы России Календарь побед русской армии Лента времени Средневековая Русь Большая игра Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты
Сообщить об ошибке
Проект "Руниверс" реализуется при поддержке
ПАО "Транснефть" и Группы Компаний "Никохим"