Календарь


Поход Олега на Царьград. Миниатюра из Радзивилловской летописи. 13 век.

911 год. 2 сентября киевский князь Олег заключил мирный договор с Византией. Это был первый равноправный по форме договор с греками.

Заключение договора Олега с греками. Миниатюра Радзивилловой летописи. 15 век.
«Доселе одни словесные предания могли руководствовать Нестора; но желая утвердить мир с Греками, Олег вздумал отправить в Царьград Послов, которые заключили с Империею договор письменный, драгоценный и древнейший памятник Истории Российской, сохраненный в нашей летописи. Мы изъясним единственно смысл темных речений, оставляя в целости, где можно, любопытную древность слога.

ДОГОВОР РУССКИХ С ГРЕКАМИ

"Мы от роду Русского, Карл, Ингелот, Фарлов, Веремид, Рулав, Гуды, Руальд, Карн, Флелав, Рюар, Актутруян, Лидулфост, Стемид, посланные Олегом, Великим Князем Русским и всеми сущими под рукою его Светлыми Боярами к вам, Льву, Александру и Константину" (брату и сыну первого) "Великим Царям Греческим, на удержание и на извещение от многих лет бывшие любви между Христианами и Русью, по воле наших Князей и всех сущих под рукою Олега, следующими главами уже не словесно, как прежде, но письменно утвердили сию любовь и клялися в том по закону Русскому своим оружием.

1. Первым словом да умиримся с вами, Греки! Да любим друг друга от всей души и не дадим никому из сущих под рукою наших Светлых Князей обижать вас; но потщимся, сколь можем, всегда и непреложно соблюдать сию дружбу! Так же и вы, Греки, да храните всегда любовь неподвижную к нашим Светлым Князьям Русским и всем сущим под рукою Светлого Олега. В случае же преступления и вины да поступаем тако:

II. Вина доказывается свидетельствами; а когда нет свидетелей, то не истец, но ответчик присягает - и каждый да клянется по Вере своей". Взаимные обиды и ссоры Греков с Россиянами в Константинополе заставили, как надобно думать, Императоров и Князя Олега включить статьи уголовных законов в мирный государственный договор.

III. "Русин ли убиет Христианина или Христианин Русина, да умрет на месте злодеяния. Когда убийца домовит и скроется, то его имение отдать ближнему родственнику убитого; но жена убийцы не лишается своей законной части. Когда же преступник уйдет, не оставив имения, то считается под судом, доколе найдут его и казнят смертию.

IV. Кто ударит другого мечем или каким сосудом, да заплатит пять литр серебра по закону Русскому; неимовитый же да заплатит, что может; да снимет с себя и самую одежду, в которой ходит, и да клянется по Вере своей, что ни ближние, ни друзья не хотят его выкупить из вины: тогда увольняется от дальнейшего взыскания.

V. Когда Русин украдет что-либо у Христианина или Христианин у Русина, и пойманный на воровстве захочет сопротивляться, то хозяин украденной вещи может убить его, не подвергаясь взысканию, и возьмет свое обратно; но должен только связать вора, который без сопротивления отдается ему в руки. Если Русин или Христианин, под видом обыска, войдет в чей дом и силою возьмет там чужое вместо своего, да заплатит втрое.

VI. Когда ветром выкинет Греческую ладию на землю чуждую, где случимся мы, Русь, то будем охранять оную вместе с ее грузом, отправим в землю Греческую и проводим сквозь всякое страшное место до бесстрашного. Когда же ей нельзя возвратиться в отечество за бурею или другими препятствиями, то поможем гребцам и доведем ладию до ближней пристани Русской. Товары, и все, что будет в спасенной нами ладии, да продается свободно; и когда пойдут в Грецию наши Послы к Царю или гости для купли, они с честию приведут туда ладию и в целости отдадут, что выручено за ее товары. Если же кто из Русских убьет человека на сей ладии, или что-нибудь украдет, да приимет виновный казнь вышеозначенную.

VII. Ежели найдутся в Греции между купленными невольниками Россияне или в Руси Греки, то их освободить и взять за них, чего они купцам стоили, или настоящую, известную цену невольников: пленные также да будут возвращены в отечество, и за каждого да внесется окупу 20 златых. Но Русские воины, которые из чести придут служить Царю, могут, буде захотят сами, остаться в земле Греческой.

VIII. Ежели невольник Русский уйдет, будет украден, или отнят под видом купли, то хозяин может вeздe искать и взять его; а кто противится обыску, считается виновным.

IX. Когда Русин, служащий Царю Христианскому, умрет в Греции, не распорядив своего наследства, и родных с ним не будет: то прислать его имение в Русь к милым ближним; а когда сделает распоряжение, то отдать имение наследнику, означенному в духовной.

X. Ежели между купцами и другими людьми Русскими в Греции будут виновные и ежели потребуют их в отечество для наказания, то Царь Христианский должен отправить сих преступников в Русь, хотя бы они и не хотели туда возвратиться.

Да поступают так и Русские в отношении к Грекам!

Для верного исполнения сих условий между нами, Русью и Греками, велели мы написать оные киноварью на двух хартиях. Царь Греческий скрепил их своею рукою, клялся святым крестом, Нераздельною Животворящею Троицею единого Бога, и дал хартию нашей Светлости; а мы, Послы Русские, дали ему другую и клялися по закону своему, за себя и за всех Русских, исполнять утвержденные главы мира и любви между нами, Русью и Греками. Сентября во 2 неделю, в 15 лето (то есть Индикта) от создания мира... [2 сентября 911 г.]"

Договор мог быть писан на Греческом и Славянском языке. Уже Варяги около пятидесяти лет господствовали в Киеве: сверстники Игоревы, подобно ему рожденные между Славянами, без сомнения, говорили языком их лучше, нежели Скандинавским. Дети Варягов, принявших Христианство во время Аскольда и Дира, имели способ выучиться и Славянской грамоте, изобретенной Кириллом в Моравии. С другой стороны, при Дворе и в войске Греческом находились издавна многие Славяне, обитавшие во Фракии, в Пелопоннесе и в других владениях Императорских. В осьмом веке один из них управлял, в сане Патриарха, Церковию; и в самое то время, когда Император Александр подписывал мир с Олегом, первыми любимцами его были два Славянина, именем Гаврилопул и Василич: последнего хотел он сделать даже своим наследником. Условия мирные надлежало разуметь и Грекам и Варягам: первые не знали языка Норманов, но Славянский был известен и тем и другим.

Сей договор представляет нам Россиян уже не дикими варварами, но людьми, которые знают святость чести и народных торжественных условий; имеют свои законы, утверждающие безопасность личную, собственность, право наследия, силу завещаний; имеют торговлю внутреннюю и внешнюю. Седьмая и осьмая статья его доказывают - и Константин Багрянородный то же свидетельствует, - что купцы Российские торговали невольниками: или пленными, взятыми на войне, или рабами, купленными у народов соседственных, или собственными преступниками, законным образом лишенными свободы. - Надобно также приметить, что между именами четырнадцати Вельмож, употребленных Великим Князем для заключения мирных условий с Греками, нет ни одного Славянского. Только Варяги, кажется, окружали наших первых Государей и пользовались их доверенностию, участвуя в делах правления.

Император, одарив Послов золотом, драгоценными одеждами и тканями, велел показать им красоту и богатство храмов (которые сильнее умственных доказательств могли представить воображению грубых людей величие Бога Христианского) и с честию отпустил их в Киев, где они дали отчет Князю в успехе посольства».
Цитируется по: Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Эксмо, 2006

История в лицах


Русская летопись:
В лѣто 6420 посла Олегъ мужи своя построити мира и положите рядъ межъ Грекы и Русью и посла, глаголя: "Равно другаго съвѣщаниа, бывшаго при тѣхъ же царѣхъ Лва и Александра. Мы отъ рода Рускаго: Карлъ, Ингелдъ, Фарлофъ, Вельмудръ, Рулавъ, Груды, Руалдъ, Карнъ, Флелавъ, Рюаръ, Актеву, Труанъ, Лидулфость, Стемидъ, иже послани отъ Олга, великого князя Рускаго, и оть всѣхъ иже суть подъ руку его свѣтлыхъ бояръ, к вамъ отъ Олгови, Александру и Костянтину, великимъ о Бозѣ самодержьцемъ, царемъ Греческымъ, на утвержение и на извѣщение оть многь лѣтъ межди хрестьяны и Русью бывшю любовь по хотению нашихъ князь и по велѣнию и оть всѣхъ иже суть подъ рукою его сущихъ Руси. Наша свѣтлость болѣ иныхъ хотящихъ о Бозѣ удръжати и извѣстити такую любовь, бывшую межди хрестьяны и Русью, многажды право судихомъ точью просто словесенъ, писаниемъ и клятвою твердо кляшася оружиемъ своимъ такую любовь извѣстити, утвердити по вере и по закону нашему. Суть, яко понеже мы ся имали о Божий мирѣ и о любви, главы таковыя. По первому убо слову да умиримся с вами, Грекы, да любимъ другъ друга отъ всея душа и изволениа и не вдадимъ, елико наше изволение, быти оть сущихъ подъ рукою нашихъ князий свѣтлыхъ никакому же соблазну или винѣ, но потщимся, елико по силѣ, на сохранение прочиихъ и иныхъ лѣтъ с вами, Грекы, исповѣданую написаниемъ и с клятвою извѣщаемъ любовь непревратну и неподвижиму. Тако же и вы, Грецы, да храните таку же любовь къ свѣтлымъ нашимъ княземъ Рускымъ и къ всѣмъ, иже суть подъ рукою князий нашихъ, несъблазньну и непреложну выину и во вся лѣта. И о главахъ, иже ся лучить проказа, урядимся сице: да елико явѣ будеть показании явлеными, да имѣеть вѣрное о тацѣхъ явлении, а ему же начнуть не яти вѣры, да егда кленется по всѣй вѣре, будеть казнь, якоже явится согрѣшение. О семь, аще кто убьеть, крестьянина Русинъ или хрестьянинъ Русина, да умреть, идеже аще створить убийство. Аще ли убежить сътворивый убийство, аще есть домовитъ, да часть его, сирѣчь иже его будеть по закону, да возметь ближний убьенаго, а ижеа убившаго да имѣеть, толицѣмъ же пребудеть по закону. Аще ли безимѣненъ будеть сотворивый убийство и убѣжавъ, да дръжится тяжи, дондеже обрящется, яко да умреть. Аще ударить мечемъ или бьеть кацѣмъ любо съсудомъ, за то ударение или бьение да вдасть литръ пять серебра по закону Рускому; аще ли будеть неимовить тако створивы, да вдасть елико можеть, да ссонметь себе и ты самыя порты, в нихже ходить, а опроцѣ да ротѣ ходить своею вѣрою, якоже никакоже помощи ему иному, да пребываеть оттолѣ тяжа невзыскаема. О семь, аще украдеть Русинъ что любо у крестьянина, или пакы хрестьянинъ у Русина, и ять будеть томъ часѣ тать, егда тадбу сътворить, отъ погубившаго что любо, аще приготовится татбу творя и убиенъ будеть, да взыщется смрьть его ни отъ хрестьянъ, ни отъ Руси, но паче убо да возметь свое, еже будеть погубилъ. Аще дасть въ руцѣ украдый, да ять будеть тѣмъ, у него же будеть украдено, и связанъ будеть, да отдасть то, иже смѣ сътворитив или Русину хрестиянинъ или хрестьянину Русинъ мучениа образомъ искусъ творить, насилие явѣ возметь что любо дружне, да возвратить трижды. Аще ли вержена будеть лодиа на землю чюждю вѣтромъ и обрящеться тамо иже отъ насъ, Руси, да аще стоить, снабдѣти лодию с рухломъ своимъ и отослати пакы на землю хрестьянску, да проводивь ю с кѣмъ всяко страшно мѣсто. Аще ли таковаа лодиа, или отъ буря или боронениа земнаго боронима, не можеть возвратится во своя мѣста, спотружаемся гребцемъ тоа лодиа мы, Русь, да проводимъ и с куплею ихъ поздорову. Аще ключиться близъ Греческиа земли такоже проказа людии Русской, да проводимъ ю в Рускую землю, и да продають рухло тое лодии, аще что можеть продати отъ лодии, и лодиа въволочимъ имъ мы в Русь. Да егда ходимъ в Грекые или посломъ къ цареви вашему или с куплею, да пустимъ с честию проданое рухло лодьи ихъ. Аще ли ключится кому отъ тое лодии убьену быти или бьену быти отъ насъ, Руси, или взяту быти чему любо, да повинни будуть то сътворшеи отъ тое Руси прежереченою опитемьею отъ тѣхъ. Аще плѣнникъ обою странъ удрьжимъ есть отъ Руси или отъ Грекъ преданъ въ ину страну, цы обрящется Русинъ или Гречынъ, или греипять и возвратять искупное лицемъ во свою страну и возмуть цѣну его купящеи, или мнится в куплю на день челядина цѣна. Такоже аще отъ рати ять будеть, да отъ тѣхъ Грекъ такоже да возвратится во свою землю, и да отдана будеть цѣна его, якоже речено есть, якоже есть купля. Егда же будеть на въйну ити, егда потребу творите, и сии хотя почтити царя вашего, своею волею да будеть. Отъ Руси плънении. Многажды отъ коеа любо пришедшемъ въ Русь и продаемомъ въ християны, аще же отъ хрестьянъ плененыхъ многажды отъ коеа любо страны приходящимъ въ Русь се продаеми бывають по 20 злата, приидуть въ Грекы. О томъ, аще украденъ будеть челядинъ Рускый или ускочить или по нужи проданъ будеть, и жаловатися почнуть Русь, тако покажется таковое отъ челядина, да поимуть и Русь. И гость аще погубить и челядина и вжалуеть, да ищють, обрѣтше, поимуть и. Аще ли кто искушения того не дасть сътворити, местникъ да погубить правду свою. Отъ работающихъ Грецѣхъ Русию хрестьянскаго царя. Аще кто умреть не урядивъ своего имѣниа, к малымъ ближикамъ въ Русь да возратить имѣние, аще своихъ не имать. Аще ли створить обряжение, да таковый възметь уряженое его; кому будеть писалъ наслѣдити имѣние, да наслѣдить е. Отъ взимающихъ куплю Руси. Отъ различныхъ ходящихъ въ Грекы и удлъжающихъ. Аще злодѣй возвратится в Русь, да жалуются Русь хрестьянскому царю, и ять будеть таковы и възвращенъ не хотя в Русь. Си же вся да творять Русь Грекомъ, идеже аще ключится таковое. На утвержение и неподвижение быти междю вами, хрестьяны, и Русью бывши миръ сътворихомъ Ивановомъ писаниемъ на двою харатию, царя вашего своею рукою, предлежащимъ честнымъ крестомъ и святою единосущною Троицею, едино истиннаго Бога нашего, извѣсти и даси нашимъ словомъ. Мы же кляхомся къ царю вашему, иже отъ Бога сущее къ Божию зданию, по закону и по покону языка нашего, не преступати ни намъ, ни оному отъ страны нашея отъ уставленыхъ главъ мира и любве. Таковое написание дахомъ царства вашего неудръжаное обоему пребывати таковому съвѣщанию на утвержение межди нами бывшаго мира мѣсяца септеврия, в лѣто отъ созданиа миру 6420.
Цитируется по: Полное собрание русских летописей. Том 24. Л.: Издательство Академии Наук СССР , 1926-1928


Мир в это время


    В 911 году король Наварры Санчо I Гарсес разбил у крепости Руэста (на западе Арагона) войска мусульманского губернатора Уэски Мухаммада ал-Тавиля и подчиняет своей власти графство Арагон.



    «Основатель новой династии Санчо Гарсес I (905-925) начинает новую экспансию на юг. Он занимает Нахеру, строит крепость Вигуэру. Ему приходится отражать натиск со стороны Абдаррахмана III, захватившего Пампилону. В конечном счете король Наварры сохранил свои владения, но его преемники вынуждены были признать верховную власть эмира. Наваррский король завладел графством Арагон. Зенита своего политического могущества Наварра достигла при короле Санчо III Великом (1000-1035). Он включил в состав королевства области Собрарбе и Рибаргорсу, графство Кастилию т оккупировал Леон. Его влияние распространялось на Гасконь и Барселону.

    Начальная история Арагона не освещена источниками. К началу IX века Арагон – маленькое политическое образование в северо-восточной части полуострова, в горных долинах Ронкаля и Хистайна, обязанное своим наименованием реке Арагон. Центром этого графства была крепость Хака. На западе от Арагона находились владения Памплоны, на востоке – графство Урхель и Барселона, к югу – часть долины реки Эбро, остававшаяся в руках мусульман. Материальные и людские ресурсы графства в это время были слишком незначительны для того, чтобы оно самостоятельно осуществляло Реконкисту. Во время правления наваррского короля Гарсия Санчеса (925-970) Арагон окончательно вошел в состав королевства Наварры».
    Цитируется по: Корсунский А.Р. История Испании IX-XIII вв. М.: Высшая школа, 1976. с.42-43
даты

Сентябрь 2009
Конвертация дат

материалы

О календарях
  • Переход на Григорианский календарь Название «григорианский» календарь получил по имени папы римского - Григория XIII (1572 — 1585), по чьему указанию он был разработан и принят.
  • КАЛЕНДАРЬ (от лат. calendarium, букв. - долговая книга, называвшаяся так потому, что в Др. Риме должники платили проценты в первый день месяца - в т. н. календы...>>>


Библиотека Энциклопедия Проекты Исторические галереи
Алфавитный каталог Тематический каталог Энциклопедии и словари Новое в библиотеке Наши рекомендации Журнальный зал Атласы
Политическая история исламского мира Военная история России Русская философия Российский архив Лекционный зал Карты и атласы Русская фотография Историческая иллюстрация
О проекте Использование материалов сайта Помощь Контакты Сообщить об ошибке
Проект «РУНИВЕРС» реализуется
при поддержке компании Транснефть.